Сегодня: 18 октября 2017 г. | 28 Тишрея 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Сипуры

Рабби Акива
27 января, 2012 - 15:48

Рабби Акива бен Йосеф

 

Рабби Акива бен Йосеф – величайший мудрец – каббалист, живший во времена разрушения Второго Храма. Рабби Акива – это ярчайшая фигура в еврейской истории. О нем достаточно подробно рассказывется в Талмуде. В год разрушения Второго Храма рабби Акива был еще очень молод.

Он родился в простой семье. Многие источники говорят, что он был выходцем из геров (нееврей принявший иудаизм). Невозможно с полной уверенностью утверждать так ли это, но в любом случае, известно, что у него не было родословной. Это в свое время помешало назначить его главой Санедрина вместо раббана Гамлиэля, несмотря на то, что в среде мудрецов происхождение, и уж тем более экономическое положение не имело никакого значения, и все члены Санедрина считали его лучшим из претендентов...

Рабби Акива был бедным, абсолютно неграмотным пастухом. К тому же, будучи воинствующим материалистом, он крайне не любил мудрецов – знатоков Торы. По его же собственным словам, когда он видел раббаним, он "готов был укусить их, как осел".Однако, все неожиданым образом изменилось: он влюбился. Влюбился в Рахель, дочь своего работодателя Кальба Савуа. На предложение рабби Акивы выйти за него замуж, девушка ответила согласием (несмотря на то, что ее отец был категорически против и выгнал ее за это из дома), но выдвинула одно условие: он должен был изучать Тору и стать мудрецом.Любовь - великая вещь. В возрасте 40 лет рабби Акива отправляется в Явне изучатьТору у рабби Йоханан бен Закая.

Проходят годы. Уже в сопровождении многочисленных учеников он возвращается домой и через дверь слышит, как соседка говорит жене:
- Несчастная ты женщина, мужа твоего дома нет уже двенадцать лет. Ты вынуждена со всем справляться сама. Кто знает, когда он вернется?
И он слышит, как она, его Рахель, отвечает, что, конечно, она скучает, но если бы она была уверена, что он хочет учиться еще столько же времени, она бы ему дала эту возможность. И, не входя в дом, Акива возвращается и учится еще двенадцать лет.
Когда же ученики его прославляли и говорили: "Великий учитель наш, все ты знаешь, все у тебя разложено по полочкам", он им говорил так:
- Нет, и то, что вы знаете, и то что я знаю – это все ее.
(Трактат "Кетубот", 62.)

Рабби Акива подарил своей жене золотое ожерелье которое назвал "Золотой Иерусалим". Существует мнение, что название знаменитой песни "Иерушалаим шель заав" ("Золотой Иерусалим") из трактата "Недарим" 50, связано с ожерельем, которое подарил рабби Акива своей жене.Рабби Акива – величайший из мудрецов своего времени, времени, когда любой из мудрецов-раббаним, не говоря уже о членах синедрина, был в высочайших духовных постижениях, достиг такой высоты познания Творца, что и в последующих поколениях столпы мудрости Торы были его учениками или учениками его учеников. 
Талмуд рассказывает, что у рабби Акива было двадцать четыре тысячи учеников, которые были разделены на пары.

На арамейском языке одна такая пара называется "хеврута", от слова "хибур"(объединение), "хавер"(товарищ), "хевра"(группа, объединение единомышленников), (в Каббале, даже два человека обединенные в группу представляют собой прототип общей души- Адам аРишон. Т.е. в принципе, два человека объединившиеся ради достижения Цели творения, имеют все необходимые условия для этого). И Талмуд говорит, что все 24 тыс. учеников рабби Акивы умерли в период между Песах и Лаг ба Омер из-за "беспричинной ненависти" возникшей между ними. Т.е. находясь на определенном духовном уровне большинством учеников рабби Акива было нарушено основополагающее правило Торы утвержденное их учителем – "возлюби ближнего своего, как самого себя"... Результатом нарушения духовного закона в этом мире была эпидемия... У рабби Акивы осталось только пять учеников, рабби Шимон бар Йохай, рабби Меир, рабби Йуда, рабби Йосей и рабби Элъазар бен Шаммуа. Через них, от рабби Акива, и пришла к нам вся мудрость Торы (Каббалы)...
В труде,который был закончен сто лет сустя после смерти рабби Акивы, в Мишне, не принято упоминать его имя, поскольку и так ясно, что все передано от имени рабби Акивы. И только в случае, если Мишна сформулирована другими мудрецами, обязательно приводится и мнение рабби Акивы, но указывается, что оно не узаконено.
132-135 г.г. Примерно 55-60 лет после разрушения Второго Храма вспыхивает восстание Бар Кохбы. Рабби Акива всей душой поддержал это восстание. В "Мишнэ-Тора" (Законы о царях, гл. 11) говорится, что другой знаменитый мудрец Каббалы, живший через тысячю лет после происходящих событий, РАМБАМ, назвал рабби Акиву "оруженосцем Бар Кохбы".
Настоящее имя Бар Кохбы – Шимон Бар Козиба. В переводе с арамейского это, в принципе можно перевести как "сын (бар) лжи (козиба)". Рабби Акива провозгласил его Машиахом и дал ему имя Бар Кохба (Сын Звезды), утверждая, что стих: "Звезда появится из семени Яакова"(БаМидбар, 24:17), пророчествует про Бар Кохбу.
- Акива, - возражали ему некоторые мудрецы, - трава будет проростать сквозь щеки твои, а сын Давида (т.е. Машиах) еще не придет.
(Иерусалимский Талмуд, трактат "Таанит", стр. 4.)

Не все были с ним согласны, но его положение среди мудрецов и учеников было настолько центральным, что большая часть из них присоединилась к восстанию.
Рабби Акива неоднократно посещал Рим в составе делегации мудрецов, пытавшихся добиться каких-то прав для своего народа. Римские власти знали об его участии в восстании, поэтому, когда восстание было подавлено его приговорили к смертной казни.

На заре его вывели к смертному столбу. Ученики были неподалеку. Стояли и смотрели. Казнь была очень жестокой: крючьями из него вырывали живое мясо. Увидев первые лучи солнца рабби Акива начал читать "Крият Шма шель Шахарит", полностью, как положено еврею, когда наступает рассвет. Даже в такой ситуации он ведет себя совершенно точно и скрупулезно, по закону. Все ученики сказали ему:
- Раббейну, Ты не обязан, на Тебя уже это не распростроняется.
И тогда ответил им рабби Акива:
- Всю жизнь я не знал, когда смогу выполнить то, что сказано именно в "Крият Шма": "Возлюби Гос-да Б-га твоего всем сердцем твоим и всей душой твоей"... "Всем сердцем своим" – это обоими намерениями своими, и "хорошими" и "плохими", обоими намерениями люби Тв-рца. "Всей душой" – даже если у тебя забирают душу.
- И сейчас, когда у меня есть эта возможность, вы хотите меня остановить?
Он закончил:

"ШМА ИСРАЭЛЬ АД-НАЙ ЭЛОКЕЙНУ АД-НАЙ ЭХАД" (СЛУШАЙ, ИЗРАИЛЬ, ГОСПОДЬ Б-Г НАШ, Б-Г ОДИН) – и умер.
Это был величайший подвиг.
(Трактат "Брахот", 61)

комментарии