Сегодня: 12 августа 2020 г. | 22 Ава 5780 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

3 июля, 2020 - 10:44

Поскольку туристов в Амстердаме нет, местные жители открывают для себя дом Анны Франк

В обычных обстоятельствах очередь на вход в дом Анны Франк тянется далеко вдоль канала Принсенграхт в Амстердаме. Туристы, которые забронировали свой визит по крайней мере за два месяца, выстраиваются, чтобы увидеть бывшее убежище самой известной в мире жертвы Холокоста. Они ждут 15 минут и, не допуская задержек, входят одной большой группой в тесное помещение, где Франк писала дневник, который спустя годы после ее смерти станет бестселлером – «Дневником молодой девушки».

Теперь, когда международный туризм рухнул по всей Европе из-за пандемии коронавируса, площадь перед нидерландским музеем пуста, и здание выглядит пустынным. Но это не так. Каждую неделю сотрудники музея приветствуют тысячи местных жителей, которых отталкивало время ожидания и длинные очереди, но теперь они воспользовались возможностью посетить достопримечательность. Многие приезжают на историческое место впервые. «Я прожила здесь всю свою жизнь, и я бесчисленное количество раз проходила мимо Дома Анны Франк, но эта длинная очередь туристов всегда меня отталкивала», – сказала JTA одна из местных посетительниц, 62-летняя Стелла Руиш после того, как она и ее дочь посетили музей 12 июня, в день, когда Анне мог бы исполниться 91 год.

До пандемии Дом Анны Франк был третьим по посещаемости музеем в Нидерландах, ежедневно его посещали около 3500 человек. По данным голландских СМИ, около 10% были местными. Сейчас туда приходит 1000 посетителей в день, и они почти все из близлежащих мест, как рассказал телеканалу AT5 управляющий делами музея Робин Финч. Музей был закрыт в марте и оставался закрытым до 1 июня, когда он вновь открылся с резко сокращенной пропускной способностью из-за мер по социальному дистанцированию. В настоящее время в небольшом здание, в котором размещается музей, одновременно могут находиться не более 35 человек по сравнению с 80 до пандемии. Это означает, что посетители теперь могут на несколько минут оказаться в одиночестве в одной из комнат, которые декорированы, чтобы напоминать, как они выглядели, когда Франки и другие скрывающиеся евреи жили там с июля 1942 по август 1944 года.

На досуге можно изучить коридоры, по которым обычно нужно быстро пройти, чтобы освободить дорогу для других посетителей. Можно услышать звуки дома, такие как скрип половиц и шелест листьев на соседнем дереве.

«Крутая лестница пуста, ее изношенные ступени – напоминание о толпах людей», – пишет журналистка Анук Бун для газеты NRC в колонке о своем первом посещении музея в начале этого месяца. Она вспомнила, как изучала карандашные отметки, которые делали родители Анны, чтобы измерить ее рост. Они показывают, что Анна выросла на 13 сантиметров, или 5 дюймов, в течение 25 месяцев, пока она пряталась там. Бун писала, что относительная пустота в музее помогла ей сосредоточиться на своих чувствах.

История Анны Франк преподается в большинстве голландских школ как часть обязательной учебной программы по Холокосту, поэтому местные жители, вероятно, знают о ее истории больше, чем многие посетители из таких отдаленных мест, как Китай, Япония, Бразилия и Соединенные Штаты, которые составляют значительную часть посетителей в обычные годы. Но и некоторые местные жители открывают для себя в доме Анны Франк новые аспекты истории девочки. «Моя мать пережила Вторую Мировую войну в молодости, и это никогда не выходит у меня из головы», – говорит Руиш, журналистка, знакомая с биографией Анны. Она также знала о других жителях бывшего убежища: трех членах семьи Ван Пелс и Фрице Пфеффере, беженцах из Германии, которые иммигрировали в Нидерланды в 1937 и 1938 годах соответственно.

Родители Анны Отто и Эдит бежали из Германии в 1933 году вместе с ней и ее сестрой Марго. Из восьми человек, которые жили в тайнике, известном как «Убежище», когда он был обнаружен нацистами в 1944 году, только Отто Франк пережил Холокост.

У Руиш было еще одно впечатление по итогам ее визита, о котором она написала для сайта «Meer dan Vijftig.nl». «Это заставило меня сосредоточиться на Анне Франк и ее семье как части этой большой группы беженцев из Германии, которая приехала сюда, чтобы спастись от нацистов», – сказала она, добавив, что ранее смутно осознавала этот нюанс. Руиш написала в своей колонке NRC, что она всегда будет чувствовать смущение, когда проезжает мимо дома Анны Франк, потому что никогда не посещала его, живя поблизости. Но «это смущение пропадало», как только она видела «бесконечную очередь».

В то время как это может улучшить опыт местных жителей, отсутствие туристов наносит серьезный удар по бюджету музея. Независимое учреждение не получает государственных субсидий, полагаясь на плату за билеты и пожертвования на свои текущие и образовательные мероприятия в более чем 40 странах. В настоящее время «доходов от билетов недостаточно для покрытия операционных расходов в долгосрочной перспективе», – писал в прошлом месяце Гарис Реус-Дилдер, бывший управляющий директор музея.

Пандемия коронавируса вынудила музей Анны Франк, который открылся в 1960 году, закрыться в начале важнейшего для его миссии года: 75-летия освобождения Европы от нацизма.

По словам Рембрандта Фрерихса, музыканта из Гааги и отца двоих детей, юбилей, который отмечают государственные учреждения и многие музеи в Нидерландах, также вызывает интерес к дому Анны Франк у местных жителей. Его 11-летний сын смотрел видеодневник, выпущенный Домом Анны Франк во время пандемии, который показывает, как Анна запечатлела бы свое время в тайном убежище, если бы она жила в цифровую эпоху. «Мы решили, что пришло время посетить дом Анны Франк как семья, и теперь, когда туристы уехали, мы определенно собираемся сделать это этим летом», – говорит Фрерихс.

Некоторые зрители видеоблога отметили, что опыт пребывания в изоляции этой весной дает представление о реальности, в которой жили Анна и другие. Фрерихс, нееврей, посетивший дом Анны Франк много лет назад, не уверен в этом. «Я думаю, что нет никаких оснований сравнивать нашу ситуацию с их», – заявил он. Тем не менее, успешный джазовый музыкант, который часто бывал в турне до пандемии, обнаружил, что думает о Франках, оценивая свой способ справиться с мучительными изменениями этой весны. «Я оптимист», – говорит Фрерихс. «Я все время говорю себе, что ситуация скоро улучшится, даже когда я не уверен, когда именно это произойдет. Мне просто интересно, были ли у них похожие мысли в этой маленькой секретной пристройке».

jpost.com

 

комментарии