Сегодня: 23 сентября 2020 г. | 6 Тишрея 5781 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

13 февраля, 2020 - 06:45

Вопрос раввину: Может ли религия в наше время быть вне политики?

Здравствуйте, в связи с недавним ответом одного из раввинов появился очень простой и в тоже время мощный (если допустимо такое выражение) вопрос: может ли религия (в первую очередь, иудаизм) в наше время быть ВНЕ политики? Такое возможно?

Казалось бы, мы уже давно должны были преодолеть все проблемы, связанные с этим, однако — увы. Приведу пример, в своих предвыборных лозунгах премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху активно использует тонкие и не совсем тонкие элементы политической пропаганды, чем сильно тревожит тонкую еврейскую душевную организацию, пытаясь сыграть на патриотических чувствах в своих интересах.

Если же иудаизм может держать свою отдельную, сугубо культурную и в большей степени духовную линию, то — как это сделать? Роман

 

Здравствуйте, Роман!

Вы задаете поистине непростой вопрос.

В современном обществе многие действительно высказывают идею и пожелание, чтобы религия была вне политики.

Почему? Потому что религия воспринимается как нечто «духовное». А значит, в восприятии людей, — отрешенное от мира сего.

«Религиозный», «духовный» человек сидит в своей церкви или синагоге, закатывает глаза, возносит руки к Небесам и витает в облаках, в своих духовных сферах, общаясь с ангелами. Ну, или корпит над своими священными книгами, тоже о Б-ге и высших мирах. Этот грешный мир с его борьбой ему чужд и не нужен. Живущие здесь люди стремятся заполучить разные блага или, если они альтруисты, изменить мир к лучшему, но все-таки это физический мир, и духовному человеку в нем делать нечего.

Поэтому, если религиозного человека видят в политике, в борьбе за что-то, сразу начинают подозревать: не может он тут быть с благими целями. Скорее, он, как отец Федор, вместо того, чтобы общаться с Б-гом в своем храме, возжелал бриллиантов и отправился на их поиски. «Не корысти ради!» — А ради чего же еще? «Эти религиозные» — они хотят себе денег, а если и волнуются о других, то лишь в том плане, что хотят всем навязать свою религию.

Истина, однако, состоит в том, что религия, по крайней мере, наша, очень даже связана с этим миром. Стоит хоть немного ознакомиться с Торой, как мы осознаем: ее цель — воспитать нас и приучить к правильной жизни в этом мире, здесь и сейчас. Огромное количество заповедей посвящено нашей деятельности в повседневной жизни. «Не убий», «не укради», «не задерживай плату работнику» и т. д., и т. п. Законы о возмещении материального ущерба, дележе имущества, разного типа тяжбах, уголовных преступлениях, отношениях между супругами занимают целые разделы Талмуда.

А о чем обычно идет спор в политике?

Во многом — о том же. Обычно дискуссия и борьба ведется между «правыми» и «левыми», «либералами» и «консерваторами». В каждой стране свой контекст, да и со временем конкретика и «линия фронта» меняются, но некоторые основные идеи с обеих сторон все-таки можно проследить. И обнаружить, что источник почти всех этих идей — Тора.

Консервативные идеи в наше время в ней найти легко. «Семейные ценности»? Почитай отца и мать. Уважение к старшим? «Пред сединой вставай и почитай старца». Однополые отношения и браки? Строго запрещены. И так далее.

Но либеральные идеи на самом деле тоже найти легко. Бесчисленное множество раз призывает нас Тора заботиться о бедных, запрещает обижать вдов и сирот. Книги Пророков подчас выглядят прямо как леволиберальная, а то и «социалистическая» агитация: клеймят богатых и власть имущих, призывают прекратить притеснять беззащитных и пришельцев. Не нужны Б-гу ваши жертвы, если руки у вас в крови, и вы творите несправедливость в суде (см., например, Йешайа 1:10-17).

В эпоху дарования Торы в мире господствовало рабство, и отменить его разом было нереально, но Тора делает его максимально гуманным: «Тот, кто купил себе раба, (на практике) купил себе господина» (Кидушин 20а). Вся основа иудаизма — Исход из египетского рабства, обретение свободы, наказание угнетателей. Прототип всех национально-освободительных движений с их лозунгом «Let my people go!»

Помимо общих призывов к милосердию, Тора устанавливает налоги — разные десятины с целью обеспечить пособия бедным. Это тоже любят современные либералы. Как и образование, науку и культуру. Они существуют на десятины, которые Тора велит отдавать коаним и левиим. Ведь в эпоху дарования Торы она и была наукой, а учеными и педагогами были те самые коэны и левиты: они не только служили в Храме, но и изучали и преподавали народу Тору. Они были тогдашним эквивалентом интеллигенции и носителями культуры.

Говоря о сфере власти, Тора повелевает поставить царя — вроде бы, консерватизм, — но самому царю она повелевает не иметь слишком много лошадей, денег и жен, постоянно носить с собой свиток Торы и читать его, советоваться с первосвященником, пророками и мудрецами-интеллигенцией (Дварим 17:14-20). Не всё могут короли.

Таким образом, наша религия — это не что-то отстраненное, соблюдаемое лишь в синагоге. Это руководство к жизни. Это источник и консервативных, и либеральных идей. Обо всем, что происходит в жизни, Торе есть что сказать. И если что-то не соответствует ее идеям и ценностям, религиозному человеку трудно молчать. Какое дело раввину до политики? Большое! Такое же, как представителю любой другой профессии, пошедшему в политику из желания что-то изменить в окружающем его мире, исправить какую-то несправедливость. Такое же, как интеллигенту, который не может молчать, когда видит нечто, не соответствующее его ценностям. Нетрудно найти пошедших в политику спортсменов, артистов, певцов, изначальное ремесло которых, казалось бы, тоже вне политики, но никого это особенно не волнует.

(Впрочем, важное замечание: те религиозные люди, которые участвуют, например, в израильской политике, являются не раввинами, а профессиональными политиками. А слово «рав», которым их называют в религиозном обществе, — в наше время всего лишь уважительное обращение типа «господин». Просто люди не осознают, что с языка одного общества на язык другого временами необходим перевод, как с «иностранного», и это, по моим наблюдениям, часто вызывает трагическое непонимание или недопонимание).

Таким образом, честный и реалистичный ответ на Ваш вопрос, может ли религия быть вне политики, — нет, не может.

Другое дело, что в идеале религия — в корне политики. Поскольку Тора — источник и консервативных, и либеральных идей, она не должна рассматриваться как одна из противоборствующих, «тяжущихся» сторон. Она выше (или, как корень, «глубже») этого. И люди это чувствуют. Ведь, хотя они обычно тяготеют к тому или иному крылу, к «левой» или «правой» партии, в глубине души они понимают, что каждая из этих сторон представляет лишь одну сторону истины, а Высшая Истина — где-то посередине, «над схваткой». Возможно, в этом более глубокое объяснение их желания видеть религию вне политики — вне этой схватки, не запачканной, представляющей чистую, неискаженную, центральную Истину.

Что ж, в идеале так оно и должно быть. Да только мы живем в неидеальном мире. Особенно он таков в эпоху изгнания еврейского народа, и особенно — на том позднем его этапе, когда «истина будет сокрыта». Один из феноменов этой эпохи — основание еврейского государства на принципах лишь отчасти еврейских и возникновение в нем разных обществ, которые тоже в разной степени придерживаются этих принципов. В этой ситуации всем группам, включая ортодоксальных евреев, приходится заниматься политикой просто ради выживания, защиты своих прав и интересов, иначе их жизнь будет не менее трудной, чем в любой нееврейской стране.

Как говорят: если не хочешь заниматься политикой, она займется тобой. Неприятно, неидеально, но выбора на данный момент нет. Но, конечно, мы не перестаем молиться о наступлении эпохи, когда все принципы религии будут единодушно признаны и не придется так бороться за свои права, а можно будет в большей степени быть «над схваткой».

В том же, что касается Ваших замечаний по поводу Нетаньяху, если честно, не совсем понял, какое отношение это имеет к вопросу о связи религии с политикой. То, что говорил Нетаньяху во время избирательной кампании, — обычные политические речи, которые произносят практически все политики во всех странах, вне всякой зависимости от религии.

Представители правого политического крыла, такие, как Нетаньяху, обычно говорят о патриотизме, борьбе с угрозами национальной безопасности, недопустимости самоубийственных уступок. А в экономической сфере обычно выступают за свободу предпринимательства, снижение налогов и т. д. Тогда как «левые», «либералы» обычно говорят о необходимости достижения мира путем «болезненных уступок», о равенстве, правах меньшинств. В экономике — о регулировании рынка с целью смягчения негативных черт «хищнического» капитализма, о поддержке неимущих.

Во всех этих сферах существуют реальные проблемы, у обеих сторон есть веские аргументы, но с их помощью можно также вести пропаганду и очернять оппонентов, создавая «образ врага», играть на человеческих эмоциях и манипулировать людьми ради победы на выборах и продвижения карьеры. И хорошо еще, если дискутируют о таких насущных вопросах, а то ведь часто переходят на личности, обливают оппонента грязью, ищут компроматы и т. д.

Как сказано, всё это — атрибуты обычной политической борьбы, в которой Вы можете выбирать ту или иную сторону. Религия же в идеале должна быть над этой схваткой и представлять корни всех обсуждаемых идей. Но на практике в современном Израиле религиозному обществу приходится участвовать в схватке, чтобы обеспечивать свое выживание.

Продолжим же молиться, чтобы вскоре настало время, когда этого делать не придется и когда религия займет то положение, которое она и должна занимать.

С уважением, Меир Мучник

 

комментарии