Сегодня: 25 января 2020 г. | 28 Тевета 5780 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

14 января, 2020 - 09:30

Польшу призвали искать украденные нацистами произведения искусства, которые до сих пор хранятся в ее музеях

Систематическое разграбление Польши нацистами во время Второй Мировой войны до сих пор находит отклик в этой стране, где чиновники продолжают добиваться возвращения более 63000 произведений искусства и культурных ценностей, многие из которых были украдены у евреев. Но эксперты говорят, что Польша плохо справилась с задачей обеспечения подобной же справедливости по отношению к голландским евреям и другим, чьи произведения искусства были украдены во время войны, оказались в оккупированной немцами Польше, и теперь являются частью официальных музейных коллекций.

Семь голландских картин, которые исследователи определили как пропавшие, хранятся в одном музее в Гданьске. Ученые говорят, что они подозревают, что десятки других произведений искусства находятся в музеях в других польских городах, где нацисты хранили произведения искусства, которые они украли или купили в Нидерландах при сомнительных обстоятельствах. «Польское правительство хочет получить назад как можно больше, – сказал Камиль Зейдлер, профессор права в Гданьском университете, который изучал этот вопрос, – но оно не хочет ничего отдавать другим».

Например, согласно докладу, подготовленному в 2018 году, но так и не опубликованному, в оккупированной Польше, скорее всего, оказалось 81 произведение искусства, захваченное в Нидерландах нацистами или их агентами. Доклад, составленный агентством «Происхождение неизвестно», голландской организацией, занимающейся расследованием случаев кражи произведений искусства, был заказан Конференцией по материальным претензиям евреев к Германии. Но польские музеи и власти сделали очень мало для того, чтобы отследить происхождение этих произведений искусства, отмечали исследователи. «На уровне музеев, или на национальном уровне, или на политическом уровне нет никаких обязательств по возврату этих произведений, находящихся в стране», – говорит Энн Уэббер, основатель и сопредседатель Комиссии по украденным произведениям искусства в Европе, лондонской некоммерческой организации, способствующей реституции.

В недавней работе Патриции Кеннеди Гримстед, старшего научного сотрудника Украинского научно-исследовательского института Гарвардского университета, прослеживается путь двух картин, которые сейчас хранятся в Национальном музее в Гданьске, от голландских владельцев, утративших их во время войны. Одна из них – картина Яна ван Гойена 1638 года «Хижины у канала», на которой изображен фермер и его свиньи, пересекающие шаткий мост возле дома с соломенной крышей. Она висела в амстердамской галерее голландского арт-дилера – еврея Жака Гудстиккера в мае 1940 года, когда он умер, пытаясь бежать от вторжения нацистов, сказала она. Картина находилась в Гданьском национальном музее на протяжении десятилетий. «В Польше до сих пор отсутствует жизнеспособная процедура рассмотрения исков жертв Холокоста о реституции как внутри страны, так и из-за рубежа», – написала г-жа Гримстед в статье, которая будет опубликована в «International Journal of Cultural Property».

Отвечая на вопросы «The New York Times», кураторы музея в Гданьске признали, что шесть других картин в их коллекциях также указаны в списке пропавших голландских работ агентства «Происхождение неизвестно», как предположительно находящиеся в Польше. В дополнение к ван Гойену, список включает в себя картины, приписываемые Питеру де Хооху и Фердинанду Болу. Немецкие исследователи обнаружили, что одна из работ Якоба ван Рейсдаля была изъята у берлинского издателя – еврея и попала в руки голландских арт-дилеров, которые, по-видимому, продали ее музею в Гданьске. По данным доклада агентства «Происхождение неизвестно» Вилли Дрост, директор Гданьского художественного музея во время войны, был заядлым покупателем картин голландских старых мастеров.

Магда Мельник, куратор отдела исторического искусства в Гданьском музее, сказала, что она и ее коллеги работают над документированием истории и происхождения коллекции, планируя выпустить книгу о всех картинах в следующем году. «Картины, украденные из Нидерландов, являются важной частью нашего исследования», – сказала она. Фрэнк Лорд, нью-йоркский адвокат наследников Гудстиккера, сказал, что семья считает, что две работы в музее принадлежат коллекции голландского арт-дилера. Он отказался обсуждать какие-либо планы по их возвращению.

Министерство культуры Польши, которое активно добивалось возвращения произведений искусства, похищенных нацистами из Польши, заявило, что критика в его адрес несправедлива. «До сих пор Министерство культуры и национального наследия не получало никаких требований о реституции от правительства Нидерландов в отношении произведений искусства, похищенных во время Второй Мировой войны из Нидерландов и находящихся в польских музеях», – говорится в заявлении министерства. Польское правительство, говорится в заявлении, отвечает только на требования, предъявленные ему в рамках «официальной правительственной процедуры на основе международного права». Было отмечено, что отдельные заявители также могут добиваться реституции через суды. Министерство культуры Нидерландов заявило, что иски о реституции должны подаваться отдельными лицами, а не государством. «Если гражданину Нидерландов понадобится помощь от голландского государства, он получит необходимую поддержку», – сказал в электронном письме пресс-секретарь министерства Мартийн Каманс. Голландские музеи также столкнулись с критикой, что они сделали недостаточно, чтобы вернуть произведения искусства владельцам, которые потеряли их во время Второй Мировой войны.

Как бы ни были разочарованы польскими усилиями зарубежные исследователи, внутри страны широко распространено мнение, что людям за пределами Польши необходимо признать масштабы потерь в этой стране, где за время войны погибли миллионы людей и пропали около 500000 произведений искусства. «Мы должны подчеркнуть, и мы должны упомянуть, что Польша как страна стала жертвой и, вероятно, самой большой жертвой Второй Мировой войны в связи с разграблением культурных ценностей», – говорит профессор Зейдлер. На конференциях по реституции произведений искусства, украденных во время Холокоста, советник Государственного департамента Стюарт Э. Эйзенстат назвал Польшу одной из нескольких стран, которые не выполнили Вашингтонские принципы 1998 года, устанавливавшие требования для международного сотрудничества в вопросах возвращения украденных произведений искусства. В прошлом месяце г-н Эйзенстат заявил, что считает крайне важным, чтобы власти Польши и Нидерландов создали совместную рабочую группу, дабы попытаться идентифицировать и вернуть десятки произведений искусства, которые уже были обнаружены в Польше. Но в более широком смысле, сказал он, было бы полезно, если бы Польша организовала «проект по исследованию происхождения произведений искусства, чтобы определить, есть ли у них другие украденные нацистами произведения искусства, не то что изъяли у них, но то, что так или иначе попало в Польшу».

Не менее важно, добавил он, чтобы другие страны получили доступ к польской базе данных о своих военных потерях, чтобы обеспечить возвращение «любого из этих предметов, украденных во время Второй Мировой войны, и находящихся в пределах нынешних границ Польши». База данных, созданная голландскими исследователями, содержит около 15000 произведений искусства, которые все еще отсутствуют в Нидерландах, хотя эксперты называют ее неполной. Во время войны семьи голландских евреев были обязаны передать все имущество бывшему еврейскому банку «Lippmann, Rosenthal and Co.», который немцы «арианизировали» и разграбили. Произведения искусства из галерей, принадлежащих евреям, «покупались» по сниженным ценам нацистскими агентами и часто продавались нацистским чиновникам. Часть этих произведений искусства была позже продана через арт-дилеров или аукционные дома в Польше, оккупированной Третьим рейхом. «Немцы использовали польские музеи в качестве хранилищ для разграбленного искусства», – пояснила г-жа Уэббер.

Г-жа Гримстед сказала, что группа картин из Нидерландов попала в Гданьск через Альберта Форстера, нацистского губернатора, который преследовал евреев и поляков доводя их до смерти, «и продвигал нацистские художественные предпочтения в местном музее, который стал местом сбора украденных нацистами произведений искусства». После войны эта территория была возвращена Польше, хотя часть голландских произведений искусства, вероятно, была вывезена Красной Армией в Советский Союз, как и многие музейные архивы. В интервью г-жа Мельник заявила, что музей прилагает серьезные усилия для выявления и возврата картин, но это сложный процесс. «Стоит помнить, – сказала она, – что многие документы утеряны или находятся в разных учреждениях, иногда они похожи на головоломки, которые нужно собрать».

Петр Михаловский, куратор галереи европейского искусства в Польском национальном музее в Познани, сказал в интервью, что в 1945 году почти все музейные архивы были уничтожены, либо сожжены во время боев между немецкими и советскими войсками, либо вывезены в Россию. «У нас нет инвентарных книг и других записей, связанных с коллекциями и всем, что здесь произошло во время Второй Мировой войны», – сказал он. Г-н Михаловский сказал, что музей еще не проводил исследования происхождения своей коллекции, но планирует сделать это в ближайшие пару лет. Он сказал, что знает о восьми картинах, которые были приобретены музеем в 1942 году в аукционном доме «Доротеум» в Вене, две из них — голландских мастеров и одна — с этикеткой из галереи Гудстиккера. Он также нашел картину, которую музей приобрел в 1942 году у «Галереи Гурлитта» в Берлине, принадлежавшей в то время Хильдебранду Гурлитту, арт-дилеру, которого нацисты назначили продавать искусство, изъятое у музеев и евреев. Хотя эти работы имеют сомнительное происхождение, необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, были ли они украдены у нидерландских евреев.

Гидеон Тейлор, глава операционного отдела базирующейся в Нью-Йорке Всемирной еврейской организации по реституции, заявил, что Польша должна сделать два шага, чтобы наверстать упущенное в сфере международных стандартов по реституции. «Первым шагом является прозрачность: сделать общедоступной информацию о том, какие произведения искусства они хранят, чтобы пострадавшие от грабежа семьи могли знать, что эти произведения все еще существуют», – сказал г-н Тейлор. «Второе – организовать процесс рассмотрения исков о возврате таких картин этим семьям. До сих пор мы не видели никакого прогресса со стороны Польши ни на одном из этих двух этапов».

nytimes.com

Твитнуть

 

комментарии