Сегодня: 21 сентября 2019 г. | 21 Элула 5779 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

12 июля, 2019 - 09:55

Потомки евреев, бежавших от нацистов, объединяются, чтобы бороться за немецкое гражданство

Группа из более чем 100 потомков еврейских беженцев, бежавших от нацистского режима, оспаривает отказ правительства Германии в их просьбах о восстановлении немецкого гражданства.

Каждый, кто был лишен немецкого гражданства в течение 12 лет нацистской диктатуры по политическим, расовым или религиозным мотивам, а также их потомки, потенциально имеют право на его восстановление в соответствии со специальным параграфом конституции страны. Но нескольким сотням заявителей, некоторые из которых подали просьбы об этом Великобритании после референдума о членстве в ЕС, было отказано, чаще всего на том основании, что заявления действительны только в том случае, если гражданство перешло по линии отца. Другие отказы были сделаны на том основании, что предок заявителя утратил свое гражданство, бежав из Германии после прихода к власти Адольфа Гитлера, но до того, как нацисты официально лишили его гражданства в 1941 году, то есть эти люди юридически классифицируются как отказавшиеся от своего гражданства по собственной воле.

The Guardian выслушала подробные истории 12 человек, которые требуют ответа от правительства Германии после того, как их заявления были отклонены. Дедушка Барбары Хенли, немецкий еврей, бежал в Великобританию в 1938 году после «Хрустальной ночи», но ее заявление было отклонено из-за «патриархальной логики, что… моя мать вышла замуж за англичанина, а я родилась в 1945 году, а гражданство можно получить только по отцу». «Я очень зла на эту ужасающую несправедливость», – сказала Хенли, которая написала «The Guardian» о своем деле в июне 2017 года. «Немецкому государству, если оно всерьез относится к своим заявлениям о примирении с прошлым, необходимо быстро действовать, чтобы исправить эту несправедливость».

Гнев и смятение, вызванные растущим числом отказов, побудили создать «Группу исключенных из статьи 116», которая получила свое название от статьи конституции Германии, предусматривающей восстановление гражданства. Британская Ассоциация еврейских беженцев (AJR) присоединилась к их борьбе, призывая правительство Германии признать «сильный моральный аргумент в пользу либерализации закона». Те, кто претендует на получение гражданства могут сделать это только потому, что их непосредственные предки смогли избежать Холокоста, говорится в заявлении AJR. «Во многих случаях были убиты их родственники, которые внесли большой вклад в развитие общества и развитие Германии», – подчеркивается в заявлении организации.

Николас Кортман, член «Группы исключенных» и аспирант в немецком отделении Кембриджского университета, думал, что он имеет право на немецкое гражданство через свою еврейскую бабушку по отцовской линии, которая бежала из Берлина в Лондон в 1936 году и вышла замуж за британца. Ему сообщили, что он не имеет на это права, потому что его бабушка была замужем за британцем, а его отец родился за четыре месяца до 1 апреля 1953 года, когда был изменен закон о немецком гражданстве. «Мы просили правительство Германии предоставить моральное и этическое обоснование этой политики, но спустя месяцы мы все еще ждем ответа», – говорит он. «Мы вместе намерены предпринять все необходимые действия для получения статуса, в котором нам было ошибочно отказано».

Голосование за Брексит стало стимулирующим фактором создания «Группы исключенных» в конце прошлого года, после того как тысячи британских потомков немецких евреев решили использовать свое право, чтобы продолжать быть гражданами ЕС. Те, кому отказали, нашли друг друга через «сарафанное радио», социальные сети и через страницу писем Guardian, и теперь оказывают давление на правительство, чтобы пересмотреть закон. Организация настаивает на том, что Брексит является второстепенным вопросом. Многие из ее членов, которые живут по всему миру, получили отказ на свои заявления десятилетия назад и боролись за справедливость по отдельности, пока не начались коллективные действия.

Сильвия Финци сказала, что после того, как она заполнила бланк,  она получила отказ, потому что ее мать, немецкая еврейка, приехавшая в Лондон в возрасте 21 года из Берлина по визе, вышла замуж за итальянского еврея-беженца. «Эмоционально было очень трудно решить, во-первых, принять гражданство страны, которая была готова убить мою мать — как это сделали с 6 миллионами других евреев – а затем увидеть, что меня исключили, потому что моя мать вышла замуж не за немца», – сказала она. «Зачем подвергать себя такому унизительному отказу?»

Монику Грипайос, которая родилась в Великобритании в 1951 году у матери-немецкой еврейки, убедил подать заявление на восстановление ее немецкого гражданства ее сын после референдума о выходе из ЕС. «Мой сын сказал, что хочет остаться европейцем, хотя я не думаю, что моя мать одобрила бы это», – сказала она. «Но они отказали мне из-за моей даты рождения». Ее сестра, родившаяся в 1959 году, имеет право на восстановление гражданства

В число других заявителей, чьи просьбы были отклонены, и которые связались с Guardian, вошли потомки лиц, гражданство которых также было аннулировано по политическим или религиозным причинам, а также усыновленных лиц. Жаклин Дэнсон было отказано, потому что она была удочерена. Её родители, немецкие евреи, бежали в Великобританию. Дэнсон, родившаяся в Лондоне в 1955 году, переехала жить к ним, когда ей было три недели. Ее матери, Рут Дэнсон, за 90, и она рассказывает британским школьникам о своем опыте беженки-еврейки. «Хотя в соответствии с законом в то время, меня считали ребенком моих приемных родителей, сейчас я не считаюсь их потомком, поскольку моя кровь недостаточно немецкая», – сказала Дэнсон. Как и другим, ей сказали, что она имеет право подать заявление на получение гражданства другим путем который предусмотрен в пункте 14 закона о гражданстве Германии, допускающем дискреционную натурализацию иностранца, проживающего за границей, при условии, что он может говорить на немецком языке, имеет прочные связи с Германией и может доказать, что его натурализация будет служить общественным интересам.

«Но здесь нет никакой целостности», – подчеркивает Дэнсон. «Необходимость доказать нашу ценность для немецкого общества добавляет оскорбление к ране нанесенному нацистами. Меня воспитывали немецкие родители, бабушки и дедушки, которые, несмотря на преследования, гордились своим немецким наследием. Их книжные полки были уставлены Гейне и Шиллером, рядом с Шекспиром, и их повседневная жизнь была наполнена музыкой Баха, Бетховена, Шуберта и Вагнера».

Посольство Германии в Лондоне, первая остановка для подателей заявлений на получение гражданства, проживающих в Великобритании, заявило, что не может комментировать отказы. На вопрос, намерено ли оно изменить закон или оно готово сделать исключения в каждом конкретном случае, министерство внутренних дел Германии направило юридическое обоснование из 900 слов о том, почему дела не могут рассматриваться по-другому. Пресс-секретарь отказался дать ответы по отказам, которые так долго искала «Группа исключенных», а также ответить на вопросы об этическом и моральном обосновании подобной политики.

Пресс-секретарь позже ответил: «В связи со значительным увеличением числа запросов на получение немецкого гражданства, спровоцированным Брекситом, ряд дел об отказах, были доведены до сведения министерства внутренних дел. По этой причине мы находимся в процессе изучения того, как эти случаи могут быть разрешены».

Улла Ельпке из немецкой Левой партии, которая взялась за это дело вместе с Гиттой Коннеманн из правящей Христианско-демократической партии сказала: «Насколько возможно, национал-социалистическое беззаконие должно быть устранено. Потомки тех, кто бежал от нацистов, имеют право быть восстановленными в качестве граждан». «Просто непостижимо, что людей исключают из числа граждан Германии в зависимости от того, когда они родились или за кого вышли замуж их матери. Я призываю к утверждению закона, в котором признавалось бы, что все потомки граждан Германии, лишенные гражданства нацистами по политическим или расистским мотивам, имеют право на восстановление этого гражданства без каких-либо исключений». «Вопрос о степени, в которой «Брексит» стал спусковым крючком для кампании «Группы исключенных», совершенно не имеет отношения к делу. Речь идет исключительно об исправлении нацистской несправедливости».

theguardian.com

 

комментарии