Сегодня: 23 июля 2019 г. | 20 Тамуза 5779 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

24 июня, 2019 - 09:59

Историки Холокоста раскололись из-за музея Варшавского гетто

Музей Варшавского гетто не будет работать еще в течение нескольких лет, но уже готовится стать одним из самых спорных музеев в Европе.
 
Создаваемый при поддержке польского популистского правительства, которое обвиняют в переписывании истории в соответствии с его политической повесткой дня, музей вызвал ожесточенную ссору между историками Холокоста по поводу того, как лучше всего рассказать трагическую историю варшавских евреев. С одной стороны — главный историк музея, израильтянин Даниэль Блатман, который читает курс о Холокосте в Иерусалимском университете и обещает, что экспонаты обеспечат точный и продуманный взгляд на формирование и ликвидацию Варшавского гетто, и Холокост в Польше в целом. С другой стороны — многочисленные польские и израильские ученые, изучающие Холокост, которые говорят, что Блатман в лучшем случае используется польским правительством как прикрытие, а в худшем — является добровольным участником искажения истории.
 
Агнешка Хаска из Польского центра исследований Холокоста в Варшаве заявила, что с самого начала стало ясно, что музей будет предлагать искаженное представление о Холокосте и замалчивать случаи коллаборационизма. Она указала, что при запуске проекта музея в прошлом году министр культуры Польши Петр Глинский заявил, что он будет изучать историю «взаимной любви» между поляками и евреями. Она сказала, что уважает Блатмана как историка, но полагает, что он используется польскими властями, чтобы показать, что Израиль одобряет искаженное повествование о Холокосте. «Из архивов мы знаем, что в спектре вариантов поведения по отношению к евреям праведники были исключением, а не обычным явлением. История Холокоста — это не буфет, где вы можете выбрать, какие кусочки вам нужны», – сказала она.
 
В интервью в отделе планирования музея в центре Варшавы Блатман настаивал на том, что критика была несправедливой. Он сказал, что не встречался с какими-либо правительственными чиновниками и не получал инструкций, и не верит, что какая-либо область истории Холокоста является табу, заявив, что «очевидно», что музей будет иметь дело с польским антисемитизмом и случаями коллаборационизма. «Нет ничего, что было бы запрещено», – сказал он.
 
Варшавское гетто было самым большим из всех еврейских гетто в оккупированной нацистами Европе, где около 400 000 евреев были втиснуты на территорию чуть более квадратной мили. Большинство из них были убиты в результате казней, голода или депортации в концентрационные лагеря. Гетто было разрушено в 1943 году после героического, но обреченного восстания его жителей. Сегодня район бывшего гетто является частью центральной Варшавы, с несколькими мемориальными досками и небольшими памятниками, которые напоминают посетителям о его мрачном прошлом. Музей будет размещен в бывшей детской больнице, построенной еврейскими филантропами в 1870-х годах. В период существования гетто там лечили тысячи детей, многие из которых страдали от недоедания и голода, и большинство ее пациентов в конечном итоге были отправлены на смерть в Треблинку. Врачи выбрали для некоторых детей эвтаназию вместо депортации в концлагерь. Это было одно из немногих зданий в Варшаве, которое пережило войну относительно невредимым, и после реконструкции в 1950-х годах оно снова функционировало как детская больница, пока не было закрыто в 2014 году.
 
Поскольку оно ожидает превращения в музей, здание сейчас закрыто для публики, но запах дезинфицирующего средства сохраняется в пустых оранжевых коридорах. Планируется, что музей откроется в 2023 году, к 80-летию восстания. Блатман сказал, что основное внимание будет уделено Холокосту, поскольку он вписывается в более широкое повествование о войне и нацистской оккупации Польши. «Поляки и евреи были жертвами. Не одинаковыми жертвами, но и те и другие — жертвами одной и той же тирании. Концепция будет сосредоточена на судьбе евреев, не забывая о других». Он сказал, что, будучи первым крупным музеем Холокоста, который будет размещен в месте, где реально происходил Холокост, музей, естественно, будет иметь другой взгляд, чем Яд Вашем в Иерусалиме или Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне.
 
«Мы не можем рассказать историю евреев и Варшавского гетто без намеков на то, что происходит на другой стороне стены», – сказал он.
 
Его критики не убеждены его словами. Хава Дрейфусс, профессор истории в Тель-Авивском университете, которая много лет работала в Яд Вашем, сказала, что ее попросили поработать с музеем, но она отклонила это предложение, полагая, что музей хочет получить одобрение из Израиля после того, как ведущие польские историки Холокоста отказались с ним работать. Она сказала, что, взявшись за эту работу, Блатман «нанес ущерб ведущим ученым в этой области» и легитимизировал искаженную версию истории. «Я, как и ученые всего мира, боюсь, что этот музей будет работать на ту искаженную версию нарратива о Холокосте, которую пропагандирует нынешнее польское правительство», – сказала она.
 
Альберт Станковски, польский еврей и директор музея, сказал, что он был расстроен и обижен реакцией научного сообщества, и настаивал на том, что власти не предъявляли никаких политических требований и не контролировали содержание музея. «Если кто-нибудь внесет какие-либо требования, я немедленно уйду. Но сплетни уже начали разрушать проект. Историки говорят, что не хотят с нами работать», – сказал он. Дебаты по поводу музея начались в то время, когда между правительствами Израиля и Польши нарастала напряженность в связи с памятью о Холокосте и антисемитизмом.
 
В прошлом году польское правительство было вынуждено отступить после попытки ввести уголовную ответственность для людей, которые говорили о «польских лагерях смерти». Тем не менее, люди, которые утверждают, что польское государство было «участником или соучастником» в нацистских преступлениях, все еще могут столкнуться с гражданским иском. В феврале исполняющий обязанности министра иностранных дел Израиля Исраэль Кац заявил, что «поляки всасывают антисемитизм с молоком их матерей», что побудило премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого обвинить его в расизме и отказаться от запланированного саммита в Иерусалиме.
 
Многие поляки считают, что ужасные страдания их страны от нацистов игнорируются в пользу сосредоточения внимания на Холокосте и случаях коллаборационизма со стороны поляков. В то же время нынешнее националистическое правительство партии «Право и справедливость» (PiS) имеет привычку искажать историю, чтобы она соответствовала ее политическим целям.
 
Директор музея Второй мировой войны в Гданьске был уволен в 2017 году после продолжительного спора о том, было ли содержание музея достаточно патриотичным. Кроме того, в последнее время в польском обществе участились вопиющие случаи антисемитизма. В марте правая польская газета напечатала на первой полосе статью под заголовком «Как найти еврея», а в Страстную пятницу люди в городе Прухник таскали по улицам чучело еврея, прежде чем повесить его и поджечь.
 
Блатман сказал, что включение музея в более широкий польский контекст поможет просвещению нового поколения поляков о Холокосте: «Он откроется через пять лет и должен будет говорить с польским обществом, где вряд ли останутся выжившие в Холокосте. Чтобы сделать эту историю актуальной для безымянного подростка из Варшавы, который в будущем приедет в это место, мы должны связать музей с его историей, его городом, чем-то, что говорит с ним». Музей сравнивают с «Домом Судеб», новым музеем Холокоста в Будапеште, который был построен, но не открылся, из-за разногласий по поводу того, как он изображает события Второй Мировой войны в Венгрии, где коллаборационистский режим депортировал евреев из страны и большинство из них погибли в Аушвице.
 
Нынешнее правительство премьер-министра-националиста Виктора Орбана обвиняется в замалчивании роли венгерского государства в Холокосте. «Похоже, что оба новых музея хотят сосредоточить внимание на избранных аспектах Холокоста, пренебрегая другими, которые могут быть менее удобными для нынешних местных властей», – говорит Дрейфус.
 
theguardian.com
 

комментарии