Сегодня: 23 октября 2018 г. | 14 Хешвана 5779 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

3 августа, 2018 - 09:19

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе "РЪЭ" (изучение главы с 5 августа/24 менахем - ав)

В недельной главе Рээ (Дварим, 12:23) читаем «Но крепись, чтобы не есть крови, ибо Кровь — душа; и не ешь души вместе с мясом». И Раши комментирует так: «но крепись, чтобы не есть крови - Из того, что сказано «крепись», делаешь вывод, что они были привычны к употреблению крови, поэтому необходимо было сказать: «крепись!». Таково мнение раби Йеѓуды. А раби Шимон бен Азай, говорит: «Писание имеет целью только предостеречь тебя и учить тебя, насколько крепким должен ты быть (при исполнении) заповедей. Если, что касается крови, от (вкушения) которой легко уберечься, ибо никто не испытывает к этому влечения, необходимо было укрепить тебя запретом, то тем более (необходимо это), что касается других заповедей».

Остановимся, на минуту, и скажем несколько слов о комментарии Раши на Пятикнижие. Многим непонятно, почему, по мнению знатоков, грешно учить Пятикнижие помимо комментария Раши. Некоторые из его комментариев, на первый взгляд, могут показаться банальными, некоторые - малопонятными, некоторые – притянутыми за уши. И, главное, трудно понять, почему без них не обойтись? Как в любом занятии, требующем определенного умения, невозможно понять в чем прелесть, не овладев хотя бы начальными навыками. Вспомните свой первый опыт езды на велосипеде, плавания, стрельбы из РПГ . Признайтесь, вам не очень понравилось. А сейчас? Вот так и с комментарием Раши - по мере того, как учишься с ним работать, это занятие становится не только продуктивнее, но и приносит огромное интеллектуальное удовольствие.

Попробуем же, на конкретном примере, ознакомиться с некоторыми базовыми приемами работы с комментарием Раши.

 Первое с чего следует начать, это на какой вопрос отвечает Раши. Из самой постановки задачи можно справедливо заключить, что Раши никогда и ничего не комментирует в Пятикнижии, без того, чтобы в тексте была некая, требующая объяснения, сложность. Раши нипочем не будет, в своем комментарии на Пятикнижие, отвлеченно рассуждать на тему, добавлять что-нибудь «кстати» или даже, просто, «расширять и углублять». Раз Раши комментирует – значит в  тексте ему попалась какая то очевидная (очевидная!) смысловая «заусеница». И он её теперь, своим комментарием, сглаживает, как может. (Кстати, верно и обратное: если Раши ничего не комментирует, значит никаких сложностей в самом тексте нет. А если нам кажется, что есть, то нам просто кажется).

Как понять, что в тексте побеспокоило Раши? Подумать. Подсказка относительно того, в каком направлении думать, всегда будет содержаться в тех словах Пятикнижия, которые Раши цитирует как комментируемые.

В нашем случае все выглядит предельно простым. Раши цитирует слова «но крепись, чтобы не есть крови» и, казалось бы, прямым текстом поясняет что не так: «Из того, что сказано «крепись», делаешь вывод... поэтому необходимо было сказать: «крепись!» и т.д.». Несложно заметить, что запрет на вкушение крови животных – единственная заповедь Торы, которую Писание «подкрепляет» призывом «крепись!». Не может не возникнуть вопрос: почему именно эту? Не потому же, в самом деле, что поедание крови – самое соблазнительное из того, что запрещено нам Торой? Даже если оставаться в искусственно зауженных кулинарных рамках, представьте, что уже, слава Б-гу, пришел Машиах, всё уже можно есть, и Вам нужно решить, с чего начать: с хорошо прожаренного карбонада по-фламандски, с лангустов в чесночном соусе или с плошки бычьей крови (II группы, резус отрицательный). Так с чего? Вот именно.  

Ладно, мы! Мы испорчены квартирным вопросом! А ещё больше – глюконатом натрия. Но сам Раши, двумя стихами (12:25) ниже пишет, что «Если, что до крови, к которой человек испытывает отвращение, устраняющийся от этого обретает заслугу для себя и для детей своих после себя и т.д.». Раши (цитируя Талмуд, к слову говоря) свидетельствует: какая гадость эта ваша разливная кровь.

Теперь вернемся к «нашему» комментарию Раши. В нём даются две оценки отношения человека к крови, как к продукту питания. Взаимоисключающие и, заодно,  исключающие нижеприведенный «третий» комментарий. По словам р.Иеѓуды «вкушение крови являлось для них привлекательным». По словам же Шимона бен Азая «что касается крови, от (вкушения) которой легко уберечься, ибо никто не испытывает к этому влечения». Т.е. по первому мнению, были времена, когда то ли  кровь была намного вкуснее, то ли у людей вкусы были совсем другими, но только очень трудно было удержаться от того, чтобы её не попробовать. Привычка – вторая натура. А по другому, кровь никогда не была гастрономическим хитом («никто не испытывал к ней влечения»), но на безрыбье...Но мы же договаривались, что человек к крови отвращение испытывает!!!

Это первый вопрос.

Вопрос второй. Тут опять придется остановиться для «технологических» пояснений. Мы уже упоминали, что Раши только отвечает на возникающие по ходу вдумчивого чтения вопросы и ничего больше. Если это так (а это так), то зачем Раши давать ДВА ответа на один вопрос? К чему эти излишества? Даже если ответов несколько, и все они хороши, всегда можно выбрать лучший, самый близкий к прямому прочтению и т.д. Так вот, имейте в виду, если вам попадается два ответа в одном комментарии Раши, значит, во-первых, есть самый близкий к прямому смыслу комментарий-ответ (и он приводится первым), но в нем есть некая подробность, которая делает крайне затруднительным его принятие. Что вынуждает Раши привести ещё один вариант ответа: уступающий первому, возможно, во всем, но дающий удачный ответ на тот вопрос, который первый вариант оставляет без ответа.

Соответственно, второй вопрос: чем ответ, данный р.Иеѓудой лучше ответа, предложенного р.Шимоном бен Азаем? И чем хуже, раз ответ р.Шимона всё таки понадобился?

Вопрос третий: на первый взгляд, спор р.Иеѓуды и р.Шимона бен Азая носит «научный» характер. Каковы были кулинарные предпочтения евреев «поколения пустыни»? Они были привычны к потреблению крови или их к ней не влекло? (Кстати, а почему такое расхождение в терминологии? Логично и симметрично было бы «Привычны – не привычны», «влекло – не влекло». А что это за разброд и шатания: тут о привычности, а тут о (не) влечении?).  Ну что это за спор? Неужели заподозрим кого то из мудрецов Мишны в незнании истории своего народа? Да не может быть. Тогда о чем речь?

Чтобы ответить на все эти вопросы, придется провести небольшую исследовательскую работу и сравнить текст комментария Раши с текстом Сифрей, которую он, казалось бы цитирует. Т.е. не «казалось бы», а точно цитирует. Только очень каким то своим языком.

Во-первых, в Сифрей сказано «они были привычны к вкушению крови ДО ДАРОВАНИЯ ТОРЫ». Здравствуйте! Это же совершенно другая история!!! 39-летней давности!!!  Сколько пустынь пройдено с тех пор?! Да если бы у Раши так было сказано, то, как, минимум одного вопроса не было бы: об «исторических реалиях». Р.Иеѓуда говорит о том, что было ДО Дарования Торы, р.Шимон бен Азай про то, что было два раза по двадцать лет спустя. Все довольны. Но Раши опускает эту подробность. Что, вроде бы как, совершенно искажает смысл сказанного р.Иеѓудой! Цитировать так цитировать! Что это за «и глядят уныло голые»?

Во-вторых, Раши зачем-то растягивает: «Из того, что сказано «крепись», делаешь вывод, что они были привычны к употреблению крови и  т.д.». Зачем? Чем плоха лаконичная формулировка первоисточника: «это говорит о том, что они были привычны и т.д.»? Коротко и красиво.

В-третьих, в Сифрей, в первоисточнике, от имени р.Шимона бен Азая сказано только «Если, что касается крови, от (вкушения) которой легко уберечься, необходимо было укрепить тебя запретом». Про то что «никто не испытывает к этому влечения» - это Раши добавил. Зачем и почему? Чтобы непонятнее стало? (Шутка!)

Можно, конечно, отбиться от всех этих вопросов разом, допустив, что у Раши была какая то своя, малоизвестная, эксклюзивная версия Сифрей, которую он и цитирует. Но тогда придется отвечать на вопрос: зачем Раши цитировать никому кроме него неизвестную версию Сифрей, а не общедоступную? Проще разобраться уже с накопившимися вопросами, чем связываться с таким.

Итак, начинаем отвечать.

Начнем с того, что, на самом деле, легко понять, почему Раши опускает уточнение р.Иеѓуды про то, что было до дарования Торы. Да потому, что совершенно непонятно, какое отношение то, что было 39 лет тому назад, при жизни предыдущего, поголовно вымершего, извините за выражение (написал бы «перемершего» было бы ещё хуже), поколения, к тому, что их потомки должны ТЕПЕРЬ, накануне перехода Иордана и вступления в землю Израиля, «крепиться»? Им то что крепиться, если даже их отцы были привычны к потреблению крови только до дарования Торы, когда ещё мобильных телефонов не было, так сказать?!

Поэтому Раши переформулирует и разворачивает : «Из того, что сказано «крепись», делаешь вывод, что они были привычны к употреблению крови, поэтому необходимо было сказать: «крепись!». Таково мнение раби Йеѓуды». Логика аргументации р.Иеѓуды указывает на то, что говоря «До дарования Торы» он не выставляет временную границу, на которой сыны Израиля расстались с этой странной тягой к вампиризму (ну а что же это ещё? Вожделение крови-то!), а только указывает на те времена, когда эта тяга (сохранившаяся, судя по тому, что Торе приходится призывать «крепись!», и сорок лет спустя) возникла. Подробность, неважная в рамках нашего разговора.

Будем считать, что с  этим разобрались.

Второй наш ход будет выглядеть так: нет никакого спора между тремя мнениями относительно того, как сыны Израиля относились к крови. Потому что можно одновременно относиться к чему то с отвращением, не испытывать к нему влечения и быть привычным к его употреблению. Каким образом? Элементарным. На наши желания-нежелания влияет масса факторов. Вкус продукта нам может не нравиться, но ожидание некоего эффекта (наркотического, магического, лечебного, социального и т.д.) заставляет нас употреблять его и даже на постоянной основе. Возьмите к примеру, водку...Хорошо, водка, вкусная, согласен. Тогда возьмем рыбий жир!...Знаете что, возьмем гомосексуализм! Никому не может нравиться то, что эти люди позволяют друг другу делать с собой (вещь, « к которой человек испытывает отвращение»). Но мало у кого это отношение носит навязчиво активный характер («патологическая гомофобия»), большинство тихо-мирно «не испытывает к этому влечения» («НИКТО не испытывает к этому влечения»!). Но уже многие, если верить предоставляемой ими же статистике, этим занимаются! Почему? Модно. Всего то. А какие последствия! Все так «привычны к употреблению», что никто и не поморщится при виде. Прости Г-споди.

Пошли дальше. Почему недостаточно ответа, предлагаемого р.Иеѓудой? Да потому, что, если ограничиться им, останется непонятным, почему «Крепись!» сказано только здесь, но не выше в тексте (и раньше хронологически), при предыдущих упоминаниях запрета на употребление крови? 

Мало того, получается, что пока сыны Израиля ещё не отвыкли от употребления крови, к которому пристрастились раньше (до дарования Торы), их не нужно было призывать «крепиться», хватало стандартной формулировки:  низя и все. А по прошествии сорока, без малого, лет отучивания вдруг понадобилось? Это называется «отучили»? Нескладная картинка. Мягко говоря.  

Вот тут то и выручает вариант ответа, предлагаемый р.Шимоном бен Азаем: «Если, что касается крови, от (вкушения) которой легко уберечься, необходимо было укрепить тебя запретом, то тем более (необходимо это), что касается других заповедей». Никого уже не тянуло к крови. Мода прошла. (Рабейну Бхайе вскользь упоминает, что кровь, в свое время, пили из вудуистских соображений, чтобы демонов заклинать и т.д.). И добавляет (Раши), поясняя, почему «легко уберечься»: «ибо никто не испытывает к этому влечения». Во все времена!

ЗДЕСЬ Раши не находит нужным говорить о том, что кровь вызывает у нормального человека отвращение (ограничиваясь политкорректным «никто не испытывает к нему влечения». Во-первых, чтобы позиции р.Иеѓуды и р.Шимона не выглядели излишне-полярными. А во-вторых и главных, потому что от того, что вызывает отвращение, да, к тому же, несколько раз строжайше запрещено, не, просто, «легко уберечься». От такой вещи невозможно не удержаться! Нужно удерживать чтобы не слишком удерживались! Зачем тогда «крепиться»? Поэтому здесь – сдержанный вариант неприятия: «не влечет»

Так почему же Раши не ограничился ответом р.Шимона бен Азая, если тот так удачно отвечает на все вопросы?  Да ещё и задвигает его на второе место?!

Да потому, что сложно, все-таки, сказать, что сказанное про заповедь не есть кровь («крепись»), сказано только для того, чтобы мы крепились в исполнении других, более сложных для исполнения, заповедей. Прямой смысл – это прямой смысл: сказанное о поедании крови касается поедания крови. В этом требуется крепиться.

Так и из контекста следует! Читаем (Дварим, 12:20-23): «Когда расширит Господь, Б-г твой, предел твой, как Он говорил тебе, и ты скажешь: Поел бы я мяса, — ибо желает душа твоя поесть мяса, то, сколько угодно душе твоей, можешь есть мясо. Если далеко от тебя будет то место, какое изберет Господь, Б-г твой, чтобы утвердить там Имя Свое, то заколи от твоего крупного и мелкого скота, который дал Господь тебе, как я повелел тебе, и ешь во вратах твоих, сколько угодно душе твоей. Только как едят серну и оленя, так ешь это; нечистый и чистый вместе могут есть это. Но крепись, чтобы не есть крови». Ещё раз только короче и своими словами: «Как придешь в Землю Израиля, мясо, так и быть, ешь. А вот кровь – не ешь. Крепись!». Кровь ставится на одну доску с мясом. Может и не вкусно, но, ЗАТО, круто (или ещё что-то, что превращает эту гадость в востребованный, широко употребляемый продукт). Гораздо лучше сходится с мнением р.Иеѓуды, чем с мнением р.Шимона. Вот ему (мнению р.Иеѓуды) и предпочтение.

 Вот так все просто. Если разобраться.

Учите Пятикнижие только с комментарием Раши !!!!

(по мотивам беседы Любавического Ребе, «Ликутей сихот», 14, стр. 45-49)

 

комментарии