Сегодня: 23 сентября 2018 г. | 14 Тишрея 5779 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

5 июля, 2018 - 13:58

Комментарии Рамбана — Недельная глава Матот-Масей ( изучение главы с 8 июля/25 тамуза)

Заповедь отмщения врагам Всевышнего

«Отомсти мидьянитянам за сынов Израиля, а затем ты приобщишься к своему народу» (Бемидбар, 31:2).

Нашему наставнику Моше было предопределено, что он не перейдет Иордан. Но на восточном берегу Иордана он выполнил все, что было заповедано народу Израиля: победил двух могучих эморейских царей и разделил их землю между коленами, а теперь он был призван отомстить ненавистникам Б-га (т.е. мидьянитянам). А Йеошуа бин Нуну оставались только заповеди, связанные с Землей Израиля.

И еще, Святой, благословен Он, удостоил Моше (перед смертью) увидеть эту месть и порадоваться ей, – и поэтому написано: «…а затем ты приобщишься к своему народу».

А Моше наделил почетом Пинхаса, который начал выполнять эту заповедь (отмщения мидьянитянам), – и ему же следовало ее завершить. Моше сделал его коэном-помазанником (т.е. духовным руководителем народа в этой войне), но Элазару не следовало идти (на войну), ведь он – первосвященник.

Искупительные дары

(Воеводы) сказали (Моше): «Твои слуги определили численность воинов, которые были вверены в наши руки – и не выбыл ни один из них» (Бемидбар, 31:49-50). И имелось в виду следующее: «Всевышний дал нам великую победу, и ни один из воинов, которые были вверены в наши руки, не умер и не был поражен мечом – и не выбыл из войска. Поэтому мы посвящаем приношение Б-гу, спасшему нас, – даем Ему искупление занаши души, спасенные Им на войне от смерти и от меча».

А наши наставники толковали: «И не выбыл (וְלֹא נִפְקַד) ни один из них» – т.е. не ушел, чтобы совершить грех. И эти воеводы сказали Моше: «Все воины постоянно находилисьв наших руках – ни один из наших братьев, составлявших войско, не ушел в какое-то другое место, чтобы совершить там грех». А Моше спросил их: «Если так, то почему вы хотите принести искупительные дары?». И ему ответили: «Чтобы искупить наши душиза нечистые размышления».

[Согласно толкованию Талмуда, смысл ответа воевод заключался в следующем: «В отношении запретной близости мы чисты, но в отношении (запретных) мыслей – не чисты, и вот поэтому-то мы и посвящаем приношение Б-гу». А далее объяснено: «Сыны Израиля нуждались в искуплении за то, что их глаза насыщались, рассматривая запрещенное». И не случайно в данной строке Торы наружные женские украшения перечислены в одном ряду с «потаенными»: «браслеты и кольца, перстни, ожерелья и пряжки» (ожерелья использовались для украшения груди, а пряжки – для лобка). По объяснению Талмуда, таким перечислением подчеркивается: «Каждый, пожирающий глазами мизинец женщины (т.е. место перстня), как будто смотрит в ее потайное место (т.е. в место для пряжки)». А нескромные взоры, пусть даже и на палец женской руки, порождают нечистые размышления – и за подобные «взоры» и «размышления» воины должны были «принести искупительные дары» (Шаббат 64а-б, Раши).]

Сколько было городов-убежищ?

«Три города выделите по эту сторону Иордана, и три города выделите в земле Кнаан – они будут городами-убежищами» (Бемидбар, 35:14).

И хотя в земле Кнаан было девять колен, а здесь – только два с половиной, количество городов-убежищ по обе стороны (реки Иордан) одинаково, потому что в Гиладе было много убийц, как написано: «Гилад – поселение творящих зло, обагренное кровью» (Ошея, 6:8). Так комментирует Раши, опираясь на объяснение наших наставников.

И хотя города-убежища предназначены только для совершивших неумышленное убийство, (в Гиладе) были убивающие исподтишка и изображающие дело так, будто убили неумышленно. Из-за них-то и нужно было увеличить количество городов-укрытий, чтобы принимать туда всех (убийц), о которых не было точно известно, что они совершили именно намеренное убийство. А Святой, благословен Он, дал такое повеление, предвидя будущее, подобно тому, как написано: «И сказал Б-г, обращаясь к Моше: Когда уйдешь ты к отцам твоим и поднимется народ этот, и распутно служить будет чужим богам страны, в которую он придет, и оставит он Меня, и нарушит Мой союз, который Я заключил с ним…» (Дварим, 31:16). А возможно, сама природа земли Гилад обладала такой особенностью, что там издревле вырастало множество убийц?!

И меня поражает это объяснение, ведь, согласно мнению наших наставников, строка Торы «А этих городов, которые вы передадите левитам – шесть городов для укрытия, которые вы выделите, чтобы убегать туда убийце, и сверх этого передайте сорок два города» (Бемидбар, 35:6) подразумевает, что все эти города были предназначены для укрытия. Тридцать шесть из них были в стране Кнаан, а шесть находились на восточном берегу Иордана – и, по мнению наших наставников, все они были предназначены под убежища. Таким образом, города-убежища располагались по всей Земле Израиля пропорционально и равномерно – по четыре на каждое колено. При этом колено Менаше считалось поселившимся в стране Кнаан, так как там находилось большинство (его семейных родов). И, возможно, три из шести городов-убежищ, назначенных первыми, были выделены на восточной стороне Иордана из уважения к Моше, чтобы он удостоился выделить половину, – но в целом все города были расположены равномерно.

Но, мне представляется, что, согласно простому смыслу, (комментарий Раши) можно объяснить так: земля на восточном берегу Иордана была очень обширной, ведь она прежде принадлежала двум великим эморейским царям, о силе и могуществе которых говорится в Торе и которые захватили также Амон и Моав. А в земле Кнаан были царьки отдельных городов, и каждого правителя города называли «царем», как и написано: «Царь Иерусалима, царь Хеврона…» (Йеошуа, 12:10) – а ведь между этими (двумя городами) всего половина дня пути. И об этом говорили наши мудрецы: «Между Бейт-Элем и Аем всего четыре мили, а и в том, и в другом (городе) – свой царь». И возможно, что таким был обычай тех поколений, что каждый властитель города звался «царем». А может быть, так было из особого почтения к Земле Израиля, как упоминают наши наставники. Во всяком случае, (на западном берегу Иордана) цари не владели большими государствами, но были лишь царьки отдельных городов, как написано: «Семьдесят царей (городов) …собирали пищу под моим столом» (Шофтим, 1:7). И вот, поскольку восточный берег Иордана был очень обширным, там требовалось три города-убежища, как и во всей стране Кнаан – от Иордана на запад. И только эти шесть городов принимали (убийц), а (остальные) сорок два предназначались для левитов и их угодий, но не для убежищ.

комментарии