Сегодня: 22 сентября 2018 г. | 14 Тишрея 5779 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

27 апреля, 2018 - 11:13

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе "Эмор" (изучение главы с 29 апреля/14 ияра)

По поводу порядка (скорее, атмосферы) празднования праздника Суккот, в недельном разделе «Эмор» сказано «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней».

Рамбам цитирует эти слова в Мишне Тора (Законы лулава, 8:12). Вот в каком контексте: «Несмотря на то, что есть заповедь радоваться во все праздники, в праздник Суккот в Храме была особая радость, ибо сказано «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней». Что делали? В канун первого дня праздника в храмовом дворе устанавливали платформы для женщин. Чтобы они находились наверху и не сталкивались с мужчинами. И начинают празднества на исходе первого дня праздника. И также каждый день праздничной недели и т.д.».

То, что Рамбам приводит в качестве подтверждения утверждения о том, что в Суккот есть место «особой радости» слова Торы «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней» и ни словом не увязывает их с введенным пророками обрядом возлияния воды на жертвенник, заставляет ряд комментаторов «Мишне Тора» заключить, что,по мнению Рамбама, «особая» (бОльшая, чем в другие праздники) радость (торжества) в Храме («перед Г-сподом») в Суккот является повелением Торы. А то, что еще в мишне (Сукка, 5:11) они называются «радостью дома черпания» (симхат бейт ѓа-шоэва) – это только для обозначения места проведения празднования. Поэтому, и название – не «радость черпания», а «радость ДОМА черпания». А то, что это ритуал черпания и возлияния воды на жертвенник был частью празднований, следует из слов Писания «И с радостью будете вы черпать воду» (Ишаяѓу, 12:3). И понятно (уже из того, что это слова пророка, а не Пятикнижия), что тут речь идет не о предписании.

Итак, судя по всему, по мнению Рамбама, «особая радость» в Храме в Суккот – заповедь Торы.

Но в таком случае возникает ряд вопросов.

Во-первых, создается впечатление, что Рамбам противоречит сам себе. Сначала он цитирует слова Торы о СЕМИ днях радости. А в продолжение говорит о том, что торжества, которые имеются ввиду, начинаются только на исходе первого дня праздника, то есть длятся не более шести дней? Так семь или шесть?

Правда, можно было бы попробовать сказать, что Рамбам тут же отвечает на этот вопрос, упоминая, что праздничные торжества никоим образом не должны нарушать праздничные и субботние ограничения. Из этого можно было бы заключить, что на исходе первого дня праздника торжества начинались в полную силу. А до того праздновали ограничено. Без музыки. Поскольку по субботам и праздникам играть на музыкальных инструментах запрещено.

Но это, само по себе, более чем странно. Играть по субботам и праздникам на музыкальных инструментах запрещено, как раз, в силу установления мудрецов. Пока мы считали, что праздничные торжества в храмовом дворе в Суккот также имеют статус установления мудрецов, все было логично: ограничение, введенное мудрецами, превалирует над их же установлением. Но мы то только что договорились, что по мнению Рамбама, «особые празднования» в Суккот в Храме являются заповедью ТОРЫ. А в Храме, как известно, субботние и праздничные запреты мудрецов, не работают. Так что вопрос остается открытым: почему только на исходе первого дня праздника особые празднования начинаются? И где, тогда, обещанные семь дней????

Это все – во-первых.

Во-вторых. Где в словах «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней» Рамбам усматривает указание на то, что радость в праздник Суккот должна быть «особой», большей чем в другие праздники?

И, в-третьих, буквально, в предыдущем, цитированном выше, параграфе Рамбам пишет, что «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней» - это о том, что в Храме ритуальные наборы четырех растений («лулав и т.д.) возносят на протяжении всех семи дней праздника! Так об одном или о другом???

В продолжение описания празднований в Храме в Суккот, Рамбам пишет «Приумножать эту радость – заповедь. И это нельзя доверять неучам и первым попавшимся. Но великие мудрецы Израиля и главы иешив, члены Санѓедрина, старейшины, люди известные своей набожностью и б-гоугодными делами – это были те, кто танцевал, хлопал, играл на музыкальных инструментах и радовал других в Храме в дни праздника Суккот. А весь остальной народ, мужчины и женщины, все приходили смотреть и слушать».

Источник этих слов – мишна (Сукка, 51а) «люди известные своей набожностью и б-гоугодными делами танцевали перед ними и т.д.».

Сразу возникает вопрос: если эти торжества, эта радость – заповедь Торы, то с какой стати кого-то лишают права его исполнить???? Тем более, что эти кто-то – почти весь народ????!!!

Это – если глобально.

А с технической точки зрения вот что интересно. В мишне упомянуты только «люди известные своей набожностью и б-гоугодными делами». В Геморе есть брайта, в которой упоминаются еще и раскаявшиеся (грешники) – «баалей тшува». 

Рамбам же, как мы видим, игнорирует фигурирующих в брайте «баалей тшува», зато добавляет (непонятно откуда «беря» их) «великих мудрецов Израиля и глав иешив, членов Санѓедрина, старейшин». Почему?

На этом Рамбам не останавливается. Он добавляет: «Радость, которую испытывает человек, исполняя заповеди и служа заповедовавшему их Всевышнему – великое служение…и всякий, кто во имя этого физически поступается своим достоинством – великийи почтенный служитель(Всевышнему) из любви. И так говорит Давид, корольИзраиля: «И я еще больше унижу себя, и стану еще ничтожнее в глазах своих, а пред рабынями, о которых ты говорила, – пред ними я буду славен» (Шмуэль II, 8:22)».

Хотелось бы понять: почему Рамбам приводит это ѓалахическое постановление здесь, в законах лулава, в контексте разговора об особых суккотних торжествах в Храме. Вроде бы темка-то – универсальная. И не проходная. Её бы где-нибудь в Законах Основ Торы прописать. На первый взгляд. Или в законах праздников, хотя бы. Зачем дожидаться такой, достаточно, экзотической и частной темы?

Очевидно, что «служение в радости» каким-то образом увязывается именно с «особой радостью». Как?

Пошли разбираться.

 Разумеется, цитируя стих «и радуйтесь пред Г-сподом, Б-гом вашим, семь дней», Рамбам вовсе не имеет ввиду, что тот содержит указание, относительно некоей «особой радости», которой должно отличаться празднование Суккот в Храме.

Он вот что имеет ввиду. Как известно, общая обязанность радоваться по праздникам выводится из слов «и радуйся в праздник твой» (Дварим, 16:14). Но по поводу празднеств в Храме («перед Всевышним») в Суккот отдельно добавляется «и радуйся».И во исполнение этого «усиления» повелось в Суккот в Храме устраивать особые торжества. В рамках, в принципе, исполнения глобальной заповеди радоваться по праздникам.

То есть нет отдельной заповеди «особо радоваться» в Суккот в Храме. Но есть предписание радоваться больше обычного в Суккот в Храме. В рамках общей заповеди радоваться по праздникам, как уже было сказано.

Что нам дает такое уточнение? А оно дает нам ответ на вопрос, почему несмотря на то, что речь, в стихе, идет о семи днях, шумные торжества начинались только на второй из них: поскольку нет особой заповеди, нет и оправдания нарушению заповеданных ограничений в первый день праздника.

Кстати, это объясняет, заодно, и   то, что Рамбам постановляет: подготовительные работы («возведение лесов») производились накануне первого дня праздника, а не на исходе, как следует из других источников. Поскольку, раз речь не идет об отдельной заповеди, то с какой стати позволять работы в холь ѓа-моэд? Так что все одно к одному.

И дальше тоже сразу все встает на свои места: поскольку речь идет не о заповеди (относительно которой все равны), но об образе («особом») ее исполнения, понятно, что не только возможны, но и естественны различия между теми, кто больше имеет к этому отношение, а кто меньше. Чем совершеннее заповеданное, обязательно служение, тем уместнее «украшательство» и добавление «особых» элементов. А чем меньше – тем меньше. Потому, что человек без штанов, но при галстуке, выглядит намного нелепее, чем без штанов и без носков.

Поэтому понятно и естественно, что активно «особо радовались» именно те, у кото все в порядке с обязаловкой. А остальные – смотрели и учились.

Отдельный разговор – что у каждой из перечисленных Рамбамом категорий, участвовавших в праздничных «действах» в храмовом дворе были свои особые достижения и заслуги, дававшие им на это право.

Хотя понятно, что например, все великие и поименно известные мудрецы Мишны принимали самое активное участие в этих торжествах, Талмуд (Сукка, 53а) упоминает только нескольких из них. Поминает поименно. Почему? А потому, что каждый из них является образцом (эталоном?) каждой из перечисляемых Рамбамом категорий.

Пойдем по списку.

Раби Иеѓошуа бен Хананья. Свидетельствует о себе и своих товарищах, что «во время торжеств мы вообще не ложились спать, но лишь дремали, склонив головы на плечи друг другу». Вот такая самоотверженность во имя создания атмосферы «особой радости».

 Чем известен р.Иеѓошуа бен Хананья? А тем, что он участвовал в диспутах с мудрецами Афин. И, естественно, побеждал их. Судя по р.Иеѓошуа бен Хананье, Рамбам заключает, что среди участвовавших в «особых торжествах» были великие мудрецы. Такие, как р.Иеѓошуа бен Хананья. Который в качестве эпитафии себе избрал слова пророка «не стало совета у разумных, притупилась мудрость их» (Ирмияѓу, 49:7).

Затем рабан Шимон бен Гамлиэль, который в ходе суккотних торжеств жонглировал восемью горящими факелами. Рабан Шимон бен Гамлиэль – пресловутый, в хорошем смысле слова, и, безусловно, архитипично-образцовый глава Санѓедрина. Отсюда у Рамбама – главы санѓедринов.

Третий – легендарный старец ѓилель. Старец. А у Рамбама кто там дальше? Старейшины. Теперь понятно откуда они берутся.

Вавилонский Талмуд ограничивается этими тремя. А вот Иерусалимский добавляет еще одного – р.Шимон бен Йоѓоцедека. Который во время суккотних торжеств на храмовом дворе показывал невероятные акробатические трюки («скакал»).

Относительно этого мудреца мы не находим упоминаний того, что он был знаменит чем то, кроме, вот, своих акробатических талантов. И что звали его Шимоном. И что титулуют его «рабби», что указывает на то, что у него были ученики. Иными словами, был он главой иешивы. А главы иешивы нам как раз не хватало, чтобы закрыть список Рамбама.

(Отдельно интересно, что в контексте разговора о суккотних торжествах, р.Шимон именуется просто бен Йоѓоцедек. К чему такая непочтительность? А к тому, что главным достоинством его в той ситуации было то, что он поступался своим достоинством. Без чинов.)

Что касается «баалей тшува», Рамбам не упоминает их отдельно потому, что, по мнению Рамбама (в законах раскаяния), «набожность» - уровень доступный и «баалей тшува». Так что когда он упоминает «людей известных своей набожностью», имеются ввиду и те, кому по пути к набожности потребовалось делать тшуву.

А брайта, как мы видим, проводит грань между безгрешными набожными и раскаявшимися.

Ну и теперь становится понятным, почему Рамбам откладывал разговор об особой радости до законов лулава. Потому что речь, в данном случае, идет именно об особой радости, дополнительной к и без того особо заповеданной радости праздника. То есть это уже третий этаж: первый – общая радость служения, второй – заповеданная радость праздника, и третий - добавочная радость во время празднований «перед Всевышним». Действительно – специфическая штука. И прописанная строго по месту.

Какой из этой всей истории вывод? Зачем Рамбам постановляет все это в качестве ѓалахи?

Все просто и прозрачно: есть уровни служения доступные каждому, есть – подобающие лишь достойным и достойнейшим из достойных. Но по сути, ВСЕ уровни предназначены для всех евреев и рассчитаны на их силы. И каждый должен, не прыгая выше головы, как умел рабби Шимон бен Йоѓоцедек, а тихо-мирно подниматься до уровня служения в радости. Особой, исключительной радости от самой возможности послужить Всевышнему исполняя его заповеди.

Выше мы говорили о том, что украшения на лохмотьях не смотрятся. Это верно. Но возможен (и вполне вероятен) вот ведь какой эффект: чтобы соответствовать полученному украшению, человек приведет в порядок и остальной туалет, помоется, пострижется. Может быть даже уши почистит, не про нас будь сказано.

Вот-вот должен прийти Машиах. И мы узнаем, что такое настоящая радость служения. И все-таки кое-чем лучше пусть не настоящая, но достигнутая своими силами. Спешите чувствовать.

 

комментарии