Сегодня: 26 апреля 2018 г. | 11 Ияра 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Новости

18 марта, 2018 - 10:30

Вопрос дня: Чего мы хотим от людей, стоящих у Власти?

В Торе существует пасук настолько знакомый и известный, что мы редко останавливаемся, чтобы поразмыслить над его значением. Это стихи из первой части молитвы Шма:

«И ВОЗЛЮБИ Г-СПОДА, Б-ГА ТВОЕГО, ВСЕМ СЕРДЦЕМ ТВОИМ И ВСЕЙ ДУШОЙ ТВОЕЙ, И ВСЕМ МЕОДЕХА».

Последнее слово обычно переводят, как «твоими силами», изо всех сил. Но Раши, согласно Мидрашу и Таргуму, переводит их, как … «всем, что есть у тебя, всем твоим имуществом». Если это так, то пасук выглядит несколько несуразным, почти косноязычным, по крайней мере, если обратиться к порядку заданного перечисления.

«Всей твоей душой» —  понимается мудрецами, как «всею жизнью», будь на то необходимость. Существуют моменты, благо редко, когда нам заповедано пожертвовать жизнью, но не совершить грехопадения. Если это так, то очевидно, что мы должны любить Б-га всем, чем мы обладаем, а именно: всем нашим «имуществом». Разве это не означает —  быть готовым к финансовым жертвам?

Однако Раши и другие мудрецы говорят, что этот стих относится к тем, «для кого деньги значат больше, чем сама жизнь». Разумеется, жизнь важнее состояния. Однако мудрецы также знали, что, по их словам, «Адам бахуль аль мамоно», что означает: люди совершают странные, поспешные, непродуманные и безрассудные поступки, когда речь идет о мамоне, о деньгах. Мамона часто захватывает человека. Финансовая прибыль может быть очень заманчивой; мы попадаемся к ней на крючок, и это приводит нас к поступкам, вредящим другим людям, а, в итоге, мы наносим вред самим себе. Поэтому, когда дело заходит о денежных делах, особенно включающих в себя общественные средства и траты, не должно оставаться никакого места для соблазновникакого пространства для сомнений, были ли использованы собранные деньги с той целью, на которую их пожертвовали.

В этой обстановке должна проводиться очень тщательная ревизия всех затраченных средств, в соответствии с целями, на которые они были израсходованы, причем в любой отчетности необходима полная прозрачность.

Без выполнения таких обязательных условий человек оказывается перед моральной опасностью и зависимостью: перед нами не что иное, как максимум соблазна, совмещенного с максимальными возможностями обогащения.

Поэтому в главе Пкудей мы видим детальный пересчет использования всех пожертвований на создание Скинии Завета, переносного Храма — Мишкана:

«Вот счета по скинии, скинии откровения, сведенные, по повелению Моше, трудом Лейвитов под руководством Итамара, сына Аарона, священника». (Шмот, 38:21).

Здесь перечисляется собранное количество золота, серебра и бронзы и на какие цели его употребили.

Зачем Моше предоставляет такой подробный отчет? Мидраш предлагает ответ: «…И становился каждый у входа шатра своего, и смотрел вслед Моше…» (Шмот, 33:8) Люди готовы критиковать Моше. Они говорили друг другу: «Посмотри на его шею. Посмотри на эти ноги. Моше ест и пьет то, что принадлежит нам. Все, что у него есть, принадлежит нам» Другие поддакивали: «Человек, который отвечает за строительство Мишкана – чего же тут ожидать? Что он не разбогатеет?»

Едва Моше услышал эти голоса, он сделал важное заявление:

«Как только Мишкан будет завершен, я предоставлю вам полный отчет».

Моше составил детальное описание использования материалов, чтобы не оказаться под подозрением, что он, якобы, мог присвоить себе часть пожертвованных денег. Обратим внимание на тот факт, что пересчет производился не самим Моше: «трудом Лейвитов под руководством Итамара», другими словами, независимыми аудиторами. В самом тексте Торы нет и намека на обвинения против Моше, но может быть, мидраш основан на реплике, которую бросил Моше во время восстания Кораха: «… Ни у кого из них не взял я и одного осла, и никому из них не причинял я зла» (Бемидбар, 16:15) Ни для кого не секрет и не диво, что обвинения в коррупции и личном обогащении часто выдвигаются против лидеров страны и государства, однако отсюда еще не следует, что эти обвинения всегда оправданны.

Страх быть замеченным. Мы могли бы предположить, что коль скоро Б-г видит все, что мы делаем, было бы неверно охранить и обезопасить себя от греха. Однако прямо иудаизм этого не говорит. В Талмуде запечатлена сцена у смертного одра рабби Йоханана бен Заккая, окруженного своими учениками (трактат Брахот, 28б):

— Благослови нас, Учитель, — попросили его ученики.

«— Да будет страх перед Небом в ваших сердцах не меньше страха перед людьми», — произнес рабби Йоханан бен Заккай.

— И это — все? — удивились ученики. — Так мало?..

— Вам, — ответил на это рабби Йоханан, — следует знать: когда человек совершает какой-либо дурной поступок, он, прежде всего, думает о том, чтобы никто его в тот момент не увидел».

И вправду: когда люди грешат, они переживают только о том, чтобы другие их не увидели, чтобы их не застали в неприглядном виде.

Они забывают о том, что Б-г видит их всегда. Соблазн наживы и обогащения затуманивает мозг, но никто не должен думать, что требование честности его не касается.

Моше не был обязан отчитываться. Последующие стихи из Танаха указывают на то, что отчет Моше о потраченных средствах был вовсе не обязательным. Книга Царей (Млахим II) пересказывает эпизод, происшедший во времена царя Йоаша, когда были собраны деньги на ремонт Храма: «И не вели счетов с людьми, в руки которых передавали деньги для раздачи ведущим работы, ибо те действовали честно» (Млахим II, 12:16). Моше, человек абсолютной честности, видимо, делал больше и требовал от себя больше, чем того требовала буква закона. Именно тот факт, что Моше был не обязан делать то, что он сделал, придает этой истории такой большой нравственный резонанс. Когда речь идет об отчетности за потраченные общественные средства, в этом деле обязательно должна быть полная прозрачность, даже если люди, вовлеченные в аудиторскую деятельность, обладают безупречной репутацией.

ЛЮДИ, КОТОРЫМ ДОВЕРЕНО ЧУЖОЕ ИМУЩЕСТВО, ОБЯЗАНЫ ОБЛАДАТЬ АБСОЛЮТНОЙ МОРАЛЬНОЙ ЧЕСТНОСТЬЮ.

Итро, тесть Моше, уже упомянул об этом, давая зятю совет назначить людей, которые помогут ему управлять народом.

«Ты же высмотри из всего народа людей способных, Б-гобоязненных, людей правдивых, ненавидящих корысть…» (Шмот, 18:21).

Важно заботиться о своей репутации. Не обладая репутацией честных и неподкупных людей, судьи не могут добиться справедливого и праведного суда. Этот общий принцип выводится мудрецами из эпизода в книге Бемидбар, в котором люди из колена Реувена и Гада выразили желание поселиться за пределами реки Иордан, где земля изобиловала хорошими пастбищами для скота. (Бемидбар, 32:1-33).

Моше сказал им, что если они осуществят задуманное, то своим поступком расстроят моральный камертон всего народа. У евреев создастся впечатление, что воинам из колена Реувена и Гада не хочется переходить реку и, совместно со своими братьями, завоевывать обетованную землю. Люди из колен Реувена и Гада ясно дали понять, что готовы пойти в первых рядах еврейских воинов и не вернутся на землю за Иорданом до тех пор, пока не завоюют всю Эрец-Исраэль. Моше принял их предложение, сказав, что если вы сдержите свое слово, «то будете чисты пред Г-сподом и пред Исраэйлем…» (Бемидбар, 32:22)

Эта фраза вошла в еврейский закон как основополагающий принцип: «человек должен оправдать себя перед другими людьми так же, как перед Б-гом».

 НЕДОСТАТОЧНО ПОСТУПИТЬ ВЕРНО. НАДО, ЧТОБЫ СОВЕРШЕННЫЙ ПОСТУПОК ТАКЖЕ ВЫГЛЯДЕЛ ВЕРНЫМ В ГЛАЗАХ ЛЮДЕЙ, ОСОБЕННО ЕСЛИ ЕСТЬ МЕСТО СЛУХАМ И ПОДОЗРЕНИЯМ.

Примеры из Танаха. Существует несколько эпизодов в книгах мудрецов, где применяется это правило. Например, люди пришли за монетами для жертвоприношений к комнате, где хранились в Храме шекели, и они «не входили в комнату, одетые в широкую мантию, или ботинки или сандалии, неся тфилин или амулет, чтобы, если он обеднеет, люди не сказали, что он стал бедным, из-за несправедливого поступка, сотворенного в комнате, или, чтобы, если он разбогатеет, люди не сказали бы, что он разбогател, присвоив себе богатства комнаты».

Потому что в этом обязанность человека — быть чистым от обвинений перед людьми так же, как перед Б-гом, ибо сказано: то будете чисты пред Г-сподом и пред Исраэйлем…»  (Бемидбар, 32:22), и также сказаноИ снискаешь милость и благоволение в глазах Б-га и людей (Мишлей, 3:4).[i]

Тем, кто входил в комнату, было запрещено иметь на себе любой вид одежды, наподобие одеяния с карманами, в которых нетрудно было спрятать украденные монеты. Подобным образом, если у тех, кто занимался благотворительными средствами, оставались неизрасходованные деньги, они не имели права из своих денег самостоятельно произвести обмен бронзы на серебряные монеты. Они обязаны были сделать это через третье лицо. Ответственные за бесплатную раздачу еды, если вокруг не было бедных людей, кому можно было раздать еду, не имели права приобрести остатки пищи, даже заплатив за них деньги. Они обязаны были продать остаток еды другим, чтобы не вызвать подозрений, якобы они разжились за счет общественных денег.

Что говорит закон о сборе денег. Кодекс законов Шульхан арух указывает, что сбор средств должен осуществляться минимум двумя людьми, дабы один мог контролировать другого. Существует разница во мнении между равом Йосефом Каро и равом Моше Иссерлисом по поводу обязанности предоставлять полный отчет о деятельности, связанной с расходом общественных денег. Р. Йосеф Каро на основе отрывка из книги Царей – «И не вели они с ними счета деньгам, отданным в их руки, потому что они поступали честно» (Млахим II, 22:7) – устанавливает, что от людей, известных своей безупречной честностью, никакого официального отчета не требуется; в то же время рав Моше Иссерлис считает, что следует предоставлять отчет по принципу: «будь чистым перед Б-гом и народом Израиля».

Доверие – это обязательный и крайне необходимый принцип в общественных делах. Народ, подозревающий своих лидеров в продажности, не может представлять нормально функционирующее, свободное, справедливое и открытое общество.

Лакмусовой бумажкой здорового гражданского общества является его отношение к общественному лидерству, как способу служения народу, а не как средству достижения власти, которой можно с легкостью манипулировать и злоупотреблять.

Свободное общество строится на непоколебимых нравственных устоях.

Личный пример Моше, его безукоризненная честность, проявляющаяся, прежде всего, в том, что он, находясь на вершине власти, не считал ниже своего достоинства предоставлять отчет о всех потраченных им средствах, будучи руководителем первого общественного проекта еврейского народа (строительство Мишкана), — такой блистательный пример служит образцом для любого лидера на все времена.

[i]Мишна Шкалим, 3:2

 

комментарии