Сегодня: 20 июня 2018 г. | 7 Тамуза 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

15 декабря, 2017 - 11:36

Комментарий рав Шауль Айзека Андрущака к недельной главе Торы "Ваигаш" (изучение главы с 17декабря/29кислева)

В начале недельного раздела «Ваигаш» Раши цитирует слова Писания «и подступил к нему... слово в уши моего господина» и так комментирует их: «Пусть же мои слова проникнут в твои уши».

Спрашивается, а что непонятно в словах Писания, настолько, что нужен комментарий Раши? И что этот комментарий добавляет к пониманию слов Писания?

Некоторые классические комментаторы Раши полагают, что общепринятое значение оборота «говорить в уши» и т. п. - «говорить на ухо». И Раши находит нужным пояснить, что в данном случае речь идет о другом. Поскольку не дело это — пришлому пришельцу лезть своим языком в ухо заместителя фараона. Так шта тут речь о другом. О настойчивости Иеѓуды и т. д.

Все бы хорошо. Но дело в том, что выше в Писании уже фигурировало выражение «говорить в уши». Как минимум, два раза. Когда Авимелех говорил со своими людьми (20:8) и когда Эфрон говорил со своими (23:10). И из общих соображений и из контекста понятно, что и тот и другой говорили «в уши» своих слушателей громовыми голосами, а не шептали на ухи. Но ни там ни там Раши не находит нужным пояснить, что это они убеждают, а не шепчут. А тут — счел! В чем разница?

И еще вопрос. На первый взгляд, Раши поясняет смысл слов «слово в уши моего господина». Зачем же он цитирует, как комментируемые, и слова «и подступил к нему»?

Далее Раши цитирует слова «и пусть не воспылает твои гнев» и поясняет: «Отсюда заключаешь, что [Иеѓуда] говорил с ним сурово».

В следующем комментарии Раши объясняет, в чем именно заключалась суровость слов Иеѓуды. Как НЕочевидный, Непрямой, приводимый мидрашами  смысл его слов. Т.е. сам Раши считает, что слова, в своем прямом значении, суровыми не выглядят. Возможно, поэтому ему важно подчеркнуть, что указание на то, что речи были (по сути, если не по форме) суровыми содержится в предыдущем стихе («ОТСЮДА заключаешь») и т. д.

Т.е. из-за того, что «отсюда» следует, что слова были суровыми, дальше Раши вынужден привлечь мидраш, чтобы найти в них эту суровость.

Это понятно. Но непонятно вот что. Почему Раши пишет «отсюда заключаешь», а не ограничивается лаконичным «следовательно» или т. п. Т.е. понятно, что то, что Иеѓуда говорил с Йосефом сурово не очевидно, но следует из слов его просьбы «не гневаться». Но из того, что Раши добавляет это «отсюда» следует, что, по его мнению, именно отсюда, а не откуда то еще. Откуда оттуда и почему Раши важно это подчеркнуть?

Значит так.

И Авимелех и Эфрон говорят «в уши» многих людей. Так что значение слов «говорил в уши» в их случае, очевидно, «доносил свою мысль до всех слушателей». Это настолько очевидно, что Раши, действительно, нечего объяснять. Он и не объясняет!

А вот Иеѓуда говорил лично с Йосефом и тот не мог его не слышать и не слушать. Особенно после того, как Писание подчеркнуло (и Раши подчеркнул еще раз, процитировав: «и подступил к нему». Подступившего, поди, не услышь!

Так к чему же уточнять, что Иеѓуда говорил «в уши» Йосефа?

Отвечает Раши: Иеѓуда не просто обращался лично к Йосефу. Он обращался к Йосефу таким образом, что тот не мог не внять его словам. Чтобы те оказались в ушах Йосефа. И чтобы Йосеф изменил свое решение.

Итак, Раши цитирует слова «и подступил» для того, что указать нам на то, что буквальное значение слов «слово в ушах господина и т,д.» очевидно и не нуждалось бы в пояснении, если бы не имело дополнительное значение - «достучаться».

Затем Раши переходит к «отсюда ты заключаешь».

 Дело в том, что в стихе используется стих «говорить» («ледабер»). Раши в нескольких местах поясняет, что этот глагол всегда указывает на внушительный(?) тон произносимых слов.

Поэтому Раши приходится уточнить: ОТСЮДА, а не из того, что использован глагол «говорить», мы заключаем, что разговор был непростой.

А, кстати, почему, на самом деле, отсюда, а не оттуда?

Дело в том, что «ледабер» указывает на намерение говорящего повлиять на слушателя. Или слушателей. Но влиять можно по разному: окриком, шипением, слезами, насмешкой, патетикой и много ещё чем. Лишь бы повлиять в желательном направлении. А нам (т. е. Раши) требовалось доказательство того, что тон Иеѓуды был именно жестким и никаким другим. И это доказательство нашлось в словах «и пусть не воспылает твои гнев». Из которых следует, что Иеѓуда, вообще-то, понимал, что нарывается.

Возникает вопрос: о чем себе думал Иеѓуда? Он говорит с заместителем фараона. На кону — жизнь и свобода Биньомина. И Иеѓуда выбирает резкий, угрожающий, провоцирующий тон. Разумно ли это? И ладно бы еще на том этапе разговора, когда становится понятным, что драки не избежать. Но начинать с этого?

Ответ очевиден: тактиками пользуются когда речь идет о чем то, сколь угодно, но только не жизненно, важном. Тогда нужно и можно действовать рационально.

Но когда речь идет о том, без чего человеку не жить, мозги отключаются. Как говорится, когда действительно больно — кричат (а если верить Штирлицу, так кричат еще и на родном языке!). И это производит свое впечатление. Когда вторая сторона видит, что дело для партнера важно настолько, что тот перестает мыслить рационально, он понимает, что самое время уступить. (Кстати, в последнее время такая безбашенная манера вести дела становится все более модной в большой международной политике. Будет весело!).

Что мы учим из этой истории? Да то, что когда речь идет о том, чтобы не оставить одного еврейского ребенка в лапах «мицрим», пусть даже это лапы заместителя фараона — самое время терять голову и разносить лавку. И если буянить не понарошку, то результат превзойдет все ожидания. Ибо «не сможет сдержаться Йосеф». И нас окатит золотым дождем (в хорошем смысле слова). Как сказано «И дам я вам лучшее (на) земле Мицраима, и будете есть тук земли» (45:18).

А если говорить честно, то мы же понимаем: с кем бы не говорил еврей, он говорит со своим Творцом! Так вот, когда речь идет о чем то жизненно важном, нужно переть на Небеса танком. Брать на глотку. И не слезать, пока «небесный Йосеф» не сломается.

А что может быть важнее для еврея, чем приход Машиаха?

Не, конечно, судя по трендежу в сети, важнее, практически, все. Но это — чиста поверхностное впечатление. На самом деле все именно так, как я указал в своем риторическом вопросе.

 Да, Машиах, в любом случае, придет с минуты на минуту. Но в оставшиеся секунды еще можно примазаться к делу его привода. Не теряйте свой шанс. Теряйте башню.

 

 

комментарии