Сегодня: 22 ноября 2017 г. | 3 Кислеваа 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

20 октября, 2017 - 11:09

Комментарий рав Шауль Айзека Андрущака к недельной главе Лех Леха (изучение главы с 22 октября/ 2 хешвана)

На протяжении недельного раздела «Лех», Всевышний трижды обещает праотцу Авраѓаму (тогда еще Авраму) отдать ему и его потомству полоску Земли обетованной, аккурат в горловине, через которую Африка (владения Хама) перетекает в Азию  (владение Шема), чтобы добраться до Европы (где их ждут дожидаются прекрасные шатры Йефета).

Первые два обещания (Берешит, 12:7 и 13:15) Всевышний дает вовсе по собственной инициативе. Третье (15:18), в продолжение обхода Аврамом своих будущих владений.

В любом случае, в тексте мы не находим свидетельств того, что Аврам как-то намекал на то, что это — та земля, которую он хотел бы в подарок.

Но вот в Мидраш Раба (на Берешит, 12:7, «потомству твоему дам землю эту») сказано: «В час, когда странствовал Аврам по Араму...видел он как люди едят, пьют и предаются легкомысленным удовольствиям, он сказал «Хоть бы не было у меня доли в этой земле. Когда он добрался до Сулам-Цура (цепь гор(ок) в верхней Галилее, плавно спускающихся в приморскую низину — Ш.-А.А.) и увидел их (аборигенов — Ш.-А.А.), как они пропалывают...и разрыхляют землю...И сказал «Хоть бы была у меня доля в этой земле». Сказал ему Пресвятой, Благословен Он: «Потомству твоему дам землю эту»».

Из мидраша следует, что Всевышний дал Авраѓаму и, что, характерно, его потомству, землю, которая приглянулась тому тем, что в ней жили трудолюбивые шубуршуны.

На первый взгляд, возникает вопрос.

Сначала все выглядит логичным: Аврам видит, что тут (в Земле Хнаана) живут трудолюбы и просит у Всевышнего ДОЛЮ в их продуктивном движе. Немного напоминает романтику трудовой горячки в какой-нибудь «Сказке о тройке». Но понятно. Авраѓам нашел общество, ценности которого ему по вкусу и готов влиться в него на правах автономной единицы.

Но дальше начинается что-то непонятное: Всевышний обещает Авраѓаму, что его потомство получит эту землю....

Т.е. Авраѓам говорит: Г-споди, дай мне пожить среди этих людей? А Всевышний отвечает: Нравится? Хорошо! Заберем ее у этих трудолюбцев и отдадим твоему потомству!

Разве это то, о чем просил Авраѓам?

Представим себе папу, которому, на подходе к песочнице, сынок говорит: «Папа, смотри какая девочка хорошая в песочнице! Я бы с ней поиграл!». На что папа отвечает: «Конечно, сынок! Сейчас папа девочку прогонит и твой младший брат сможет тут посидеть!». Согласитесь, до конца адекватной папину реакцию не назовешь.

Короче говоря, что-то мы упускаем. Что-то не так понимаем. Что?

Может дело в том, о чем пишет Раши (на Бемидбар, 13:18), цитируя тот же Мидраш Раба: «Есть земля, на которой растут могучие, и есть земля, на которой растут слабые и т,д.». Вот Земля Хнаана рожала трудолюбивых. И Авраѓам, возможно, захотел эту землю не ради общества ее обитателей, как мы подумали было. А ради того, как ее атмосфера влияет на рожденных на ней?

Если бы это было так, возник бы следующий вопрос. Широко известно, что жителей земли ханаанской всегда отличала исключительная вредность и гнусность. И сыны Израиля, завоевав ее, поселились в самом ОКЕ ЗЛА!!!!!!!! Аха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-аааааааааааааа!!!!!!!

Да.

Так вот, вопрос: при всем возможном уважении к такому замечательному качеству, как трудолюбие, насколько уже оно может быть ценным, чтобы Авраѓам захотел, чтобы его потомки жили на земле, порождающей очень трудолюбивых...мразей и сволочей?

Давайте разбираться.

По поводу важности труда, для превращения человека в человека, говорят наши, благословенной памяти, мудрецы (ВТ, Санѓедрин, 99б): «Сказал р.Элазар, человек создан для тяжкого труда, как сказано «Ибо человек рождается для тяжкого труда [, как искры – лететь вверх]» (Йов, 5:7). А для какого именно тяжкого труда: физического или интеллектуального (дословно: «не для болтовни ли?» - Ш.-А.А.). Из того, что сказано (Мишлей, 16:26): «[Труженик трудится для себя,] ибо его заставляет рот его», следует, что для интеллектуального труда создан человек. И все еще неясно: для труда [постижения] Торы или пустого? Из того, что сказано (Иеѓошуа, 1:8) «Да не отходит эта книга Торы от уст твоих», я заключаю, что для труда [постижения] Торы».

Вот оно что, Михалыч.

И не забудем: ВСЕ, что сказано в Талмуде — часть ТОРЫ! Т.е. истинно и вечно. Даже если сам Талмуд опровергает какие то из своих слов — они остаются его частью.

Доказательство — то, что тот, кто учит только «неверные» мнения, приводимые в Талмуде, не доходя, вообще, до «правильных», обязан сопровождать это произнесением благословений на изучение Торы. Т.е. и они, сами по себе, тоже Тора.

Из этого следует, что, даже в рамках Торы, как минимум, есть место для допущения, что человек, венец Творения и пр. и пр., создан для тяжкого физического труда. Или, как вариант, для пустой псевдоинтеллектуальной маяты. Не исключено, что даже для гуманитарной, упаси Г-споди!

Спрашивается: с какой стати? Что может быть такого в тяжком труде (каком попало), чтобы он оказался тем, ради чего создан человек????????????????????????

Можно попробовать зайти с любимого проповедниками фронта: мол мы ценим только то, что дается нам тяжелым трудом. И пренебрегаем халявой, хоть и обожаем ее.

Но дело в том, что люди таковы только потому, что их такими создал Творец. И если бы Он создал их другими, мы бы ценили, скажем, тонкие ароматы, а не тяжкий труд. Или пятьдесят оттенков розового. Да что угодно. Так почему именно тяжкий труд?

А все очень просто. Любой нормальный отец мечтает о том, чтобы его дети были похожи на него (когда видишь, как пугающе похожи на своих отцов дети мелких и средней руки диктаторов, невольно начинаешь опасаться, что о вышедших непохожими им, от греха подальше, даже не рассказывают). Почему? Пот ому что наш Небесный Отец, в своей всеблагости, пожелал, чтобы мы, его дети (=евреи) были похожи на него. Как говорится, блажить, так блажить.

Конечно, сходство — это еще не идентичность. Из истории с Древом познания и Древом Жизни мы знаем, что Всевышний не хочет, чтобы мы становились божками.

Кем же мы тогда должны быть, чтобы уподобиться Ему? Творцами. Проявлять активность. Проектировать, строить, ремонтировать построенное. Перестраивать. Реставрировать. Сносить. По полному циклу.

И таким образом становиться тем, о ком сказано в трактате Шабат (38а): «Партнер Пресвятого,Благословен Он, по Творению». Ни много, ни мало.

И чтобы мотивировать человека (его мужскую версию) занимать активную жизненную позицию, Всевышний создал его любящим зарабатывать своей женской версии на хлеб с шубой в поте лица своего (так что проклятия в этом — только про пот, а про добывать — благословение!). А подачки принимающим с отвращением (самое заслуженное пособие называем не иначе, как «хлебом позора»). По крайней мере, так это работает у людей, получивших нормальное еврейское воспитание. И поэтому чуть ли не самый важный пункт еврейских законов благотворительности — правила ДЕЛИКАТНОСТИ при оказании нуждающемуся помощи.

Теперь становится понятным, что первый ответ, который приходит в голову, когда задается вопрос «Ради чего создан человек?» - «Ради физического труда». Ведь мы же сказали «партнер по Творению». Творение — это, в первую очередь и главным образом, этот МАТЕРИАЛЬНЫЙ мир. Именно его надлежит превратить в «жилище для Всевышнего». Значит его, главным образом, и нужно доделывать. На него влиять. Вот и заповеди на это же заточены: физические действия (или воздержание от оных).

Но дальше приходит понимание вот чего: Всевышний не только и не столько «строит» мир из тех или иных «кубиков», сколько творит его. Создает из ничего.

Материю человек создавать не в состоянии — так далеко его уподобление Г-споду не заходит. А вот мысли генерировать — запросто. Т.о. Возникает версия о том, что, скорее, человек создан не столько для физического труда, сколько для интеллектуального (и эмоционального — как продолжения интеллектуального). Это выглядит тем более убедительным с учетом того, что физическим трудом, в той или иной форме, занимаются и некоторые животные. В том числе дикие. И даже птицы. А вот мыслить (абстрактно!) и чувствовать (по уму) — это чисто человеческое (ну и своим домашним тварям приписываем, чтобы оправдать свое отношение к ним. И ангелам, непонятно зачем).

В оригинале, как уже упоминалось выше, интеллектуальный труд назван «трудом болтовни». Намек на самое явное внешнее отличие человека от остальных животных — говорливость (разговорчивость?).

Что касается тяжести интеллектуально труда. Ну, во-первых, те, кто пробовал знают, что поговорка про «не мешки ворочать» может толковаться в обе стороны. А, во-вторых, важно иметь в виду, что речь идет не о любом интеллектуальном процессе, а только о продуктивном. Т.е. о выдумывании чего-то принципиально нового. Чего-то, что по праву может быть названо «созданием чего-то нового».

Итак два элемента уже есть. Физический труд, как способ воздействия на этот, важнейший из миров — достижение цели мироздания. Интеллектуальный труд, как путь создать нечто из ничего — уподобление Творцу.

Но и первое и второе, в силу специфики человека, как творения, в его естественной ограниченности, имеет достаточно жесткие рамки. А чтобы уподобиться Творцу, нужно за эти рамки выйти. Каким образом? Внешний диск! Тора.

Будучи сосредоточением мудрости Всевышнего и его воли, Тора, по определению, безгранична. Когда еврей тяжело трудится, пытаясь постичь ее (трудится достаточно тяжело, что она по праву могла быть названа «его Торой»), он подключается к системе, обладающей искомым качеством безграничности. И вот в этот момент действительно уподобляется Творцу (насколько это допустимо): влияет на мир, создает нечто новое и оперирует бесконечными величинами.

Почему же сказано не что все ответы верны, а что верен только последний — человек создан для того, чтобы тяжело трудиться, постигая Тору? Разве не все три элемента важны?

Ответ заключается в том, что важны, безусловно, все три элемента, но их важность завязана на принадлежность Торе.

Про труд (в основе своей, физический), делающий возможным наше физическое состояние, сказано, что «дела нужно вести верно». Тут игра слов: имеется в виду «верно» - «честно», но и (в первую очередь) «верно» - «с верой [в Творца]: глаза боятся, руки делают, а в головешке одна мысль - «Слава Б-гу! Только Его милостью у меня что-то получается!».

Что касается интеллектуально-эмоционального труда («болтовни»), то тут все еще понятнее. Ведь в трактате Брахот (26б) прямо сказано «Нет болтовни кроме молитвы». Ну, точнее «Нет беседы кроме молитвы». Суть не меняется.

Получается, что вера во всесилие Всевышнего и всеобъемлющесть его провидения лежат в основе нашей активности на уровне творения. И в его рамках.

 Молитва — шаг за флажки. Попытка бегства от ограниченности. Недаром Яакову она привиделась в виде лестницы, ведущей с земли на небо. С одной стороны — двумя ногами на земле, а с другой — двумя другими ногами там. И возносится, благодаря молитве не только сам человек (интеллект да эмоции), но и все нажитое непосильным физическим трудом и , без нашей помощи, безраздельно принадлежащее этому миру.

И все-таки молитва хоть и делает возможным выход за пределы, но все еще в рамках наших собственных ограниченных возможностей. А этого недостаточно. Поэтому окончательный ответ мидраша: Тора. Человек создан для того, чтобы тяжело трудиться постигая Тору. Ибо только таким образом он поднимается на принципиально новый уровень. Создает нечто поистине новое.

Другое дело, что достичь этого уровня, практически, невозможно без предварительного служения на двух первых уровнях: тяжкий труд по практическому исполнению заповедей и мирской жизни, полной веры в Творца и следования его предписаниям. Затем - тяжкий труд молитвы: приведение в полное соответствие с б-жьей волей своих мыслей и чувств.

Т.е. сначала делаем все что в наших силах. Когда действительно доходим то предела — благодаря Торе открывается второе дыхание, происходит полный выход во вне каких-либо ограничений.

Короче говоря, человек создан для тяжелого трехэтапного труда: преобразование мира тяжелым «физическим» трудом, преобразование себя тяжелым трудом молитвы и восстановления единства Творца с Творением посредством тяжелого труда постижения Торы.

Все вышесказанное верно как в общем так и в частности. Как касательно мира в целом, так и касательно Земли Израиля.

 Изначально Земля Обетованная была отдана народам мира с тем, чтобы евреи могли ее у них отобрать (физический труд), преобразовать (интеллектуальный труд) и освятить (Тора).

Началось все еще при Авраѓаме и руками самих аборигенов. С физическим превращением этой земли в город-сад они справились сами. Авраѓам это заметил и , в гроб ради этого не сходя, благословил. Т.е. помолился о том, чтобы эта земля стала его и его потомков. А уже потомки ее пару раз освятили. И только и ждут подходящего момента, чтобы освятить третий раз.

Вот-вот должен прийти Машиах. Его и ждут. 

 

 

комментарии