Сегодня: 18 октября 2017 г. | 28 Тишрея 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

16 июня, 2017 - 12:09

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе "КОРАХ" (изучение главы с 18 июня/24 сивана)_

Как известно, наша святая Тора, все ее части, составляют собой единое целое. Конечно, у каждой «части», в каждой дисциплине — свои методы, свои подходы, свои правила толкования и т.д и т. п. Как сказано «а что делает твой мидрашистский Авраѓам в шатре моей ѓалахической Сары?». (То, что многие прыткие проповедники из числа молодых (в смысле учености, а не паспортного возраста), да модных, склонны эти жанровые различие игнорировать, ну, так их творчество к Торе, в любом случае, имеет самое опосредованное отношение). Но, с другой стороны, они представляют собой единое целое. И, что очень важно понимать, что дополняют друг друга, а не противоречат друг другу. То, что, зачастую, выглядит как противоречие, на самом деле, всего лишь следствие того, что речь идет о разных аспектах вопроса (или, как объясняется в учении хасидизма, о том, как одно и то же выглядит в разных духовных мирах). Но если разобраться, то станет понятно, что все стыкуется и работает на общую, трехмерную картинку.

Теперь, внимание, вопрос. Вот Корах. Если брать пшатно-мидрашного Кораха, то он сволочь — пробы негде ставить. Все с ним не так. И намерения его черны, как папа действующего президента США. И действия подлы и отвратительны. А тот же Корах, но каббалистически-хасидский — святой праведник, вечный романтик, единственная проблема которого в том, что он уже сейчас хочет – хачунимагу!!!! -  жить так, как это будет во времена Машиаха, как об этом сказано прямым текстом в наших святых книгах «левиты тогда станут коѓенами». Машихист! Не просто легитимно, а супер-легитимно...ну, и как это сходится и не только не  противоречит одно другому, но и вытекает одно из другого ??Кто Вы, доктор Корах?

Чтобы ответить на этот вопрос, придется задаться несколькими дополнительными.

Первое Как мы помним, Моше, пытаясь задавить бунт в зародыше, делает двустам пятидесяти путчистам провокационное предложение: «И сказал Моше Кораху: Ты и вся твоя община будьте пред Господом — ты и они, и Аѓарон — завтра. И возьмите каждый свою угольницу. и возложите на них курение, и принесите пред Господом каждый свою угольницу, двести пятьдесят угольниц, и ты, и Аѓарон — каждый свою угольницу» (Бемидбар, 16:16-17).

Что творится? Еще не остыли угли, в которые спеклись Надав и Авиѓу — сыновья Аѓарона, погибшие как раз за то, что «возложили» первосвященническое воскурение. Только что Всевышний еще раз предупредил ни в коем случае не пытаться повторять это дома. И тут же двести пятьдесят совершенно не случайных людей, глав санѓедринов, соглашается массово нарушить категорический запрет!!! О чем они думают? А если бы Моше предложил им всем вместе прыгнуть с пятого этажа??? (Кстати, прыгать с пятого этажа — гораздо безопаснее, чем воскурять курения не имея соответствующего допуска!)

Раши (цитируя мидраши) пишет по этому поводу (16:7): «Но не глупцы же они!!! Ведь Он предостерег их, но они решились совершить (собственное воскурение)! Они согрешили против своих душ (и не дорожили своей жизнью), как сказано: «угольницы этих согрешивших против своих душ» (17:3)».

То есть люди понимали, что предлагаемый им флешмоб — смертельный. Чего они., спрашивается, так сильно хотели, что готовы были как один умереть в борьбе за ЭТО?

Второе. Сам Моше.

Тот же Раши,с ссылкой на те же мидраши, пишет: «Сказал он (Моше — Ш.-А.А.) им: «У нас же есть только единый Господь, один ковчег (завета), и одна Тора, и один жертвенник, и один первосвященник, — и вы, двести пятьдесят мужей, домогаетесь первосвященства?! Ну что ж, И Я ХОЧУ».

Что значит «и я хочу»???? «И я хочу нарушить запрет и поджариться до хрустящей корочки?».

Или «И я хочу стать дублёром первосвященника?». Моше,что, вместо того, чтобы пытаться урезонить бунтовщиков, провоцирует их, делая вид, что заразился их амбициями?

Третье. В более общем разрезе.

Моше было обещано Всевышним: «сказал Господь Моше...и также тебе будут они верить вовеки» (Шмот, 19:9).

Ну, и как же понимать поведение Кораха и его подельников? Не верить Моше они, как мы видим, не могут. Не будем забывать: речь идет о людях, которые о том, кто такой Моше не в книжках читали. Они все видели своими глазами. Так что сомнениям в Моше у них, просто, неоткуда было взяться. Так куда же они прут против него??? Пророка и посланника Всевышнего!!!

Очевидно, что Корах со товарищи НЕ пытались оспорить то, что говорил Моше. Не подвергали, не дай Б-г, сомнению истинность его пророчества или точность передачи им посланий Всевышнего. (А то, что сам Моше полагал, что дело в этом — это потому что он, со свойственной ему скромностью, допускал, что где-то проштрафился и лишился обещанного ему непререкаемого доверия со всех сторон. Но это он на себя наговаривал!)

Но, при этом, они допускали (надеялись!), что к переданному Моше можно кое-что добавить. И, если повезет, то кое-как переданное им улучшить. А кое-что и изменить.

Собственно, эту мысль им подкинул сам Моше!

Именно он раз за разом, получив послание с Небес, начинал, молитвами и прочими средствами, пытаться изменить б-жью волю. И пытаться успешно!

Так почему бы и им не попробовать тот же номер? Чем они — не кони?

Отдельно у них были основания полагать, что вполне возможно переиграть ситуацию со священничеством. Чай, не в первой: оно уже предназначалось первенцам, а, в последний момент, было передано Аѓарону и его потомкам. Так почему бы, рассуждали Корах и Ко, нам не отмолить или как-нибудь иначе не отслужить себе часть этого счастья? Мы же даже лишать никого ничего не собираемся! Только присоседиться!

И эта претензия тем более обоснована, поскольку то, что Аѓарон и его потомки удостоились священничество в заслугу подобающего поведения в истории с золотым тельцом ВСЕГО колена Леви. Так почему бы всему колену Леви не разделить награду???

 Никто (ну, может быть, кроме лично Кораха) не хотел заменять коѓаним. Речь шла о том, чтобы присоединиться к ним.

В таком случае, и в «и я хочу» Моше нет ничего криминального. Наоборот, оно абсолютно естественно и его не могло не быть: как бы это Моше мог не хотеть делать все то, что делает первосвященник, удостаиваться всего того, чего удостаивается первосвященник и т. д.

Признаваясь «и я этого хочу», Моше дает понять своим оппонентам: само по себе желание стать священнослужителем-первосвященником — хорошее, правильное и естественное. Теоретически. Но практически — неисполнимое. Ибо Всевышний пожелал, чтобы первосвященник был только один. И чтобы им был Аѓарон.

Но двести пятьдесят глав санѓединов так отчаянно хотели причаститься первосвященнического служения, что неотвратимая опасность разделить судьбу Надава и Авиѓу их, похоже, вообще не пугала. А может даже и возбуждала. (Даже во времена Второго Храма, который был несравним с Первым, который был несравним со Скинией, люди делали абсолютно все, чтобы стать первосвященниками, хотя ТОЧНО знали, что ближайшего визита в Святая Святых им не пережить. И тем не менее. Они за сумасшедшие деньги покупали должность, зная что это только на несколько месяцев, а затем неизбежная и бесславная смерть. Но соблазн испытать духовные переживания, связанные с первосященническим служением неизбежно оказывался сильнее. И это были люди не великой праведности. Насколько же это было насущнее для людей большей праведности?! То-то же!)

Итак, двумястами пятьюдесятью главами санѓедринов двигала непреодолимая жажда первосвященнических приключений. Особенно, по всей видимости, посещения Святая Святых.

Откуда это желание вообще взялось?

Дело в том, что как всем хорошо известно, изначально Всевышний обещал ВСЕМУ еврейскому народу, что те станут «царством священнослужителей». Все. А Бааль Турим, комментируя эти слова, поясняет, что в момент дарования Торы все евреи вознеслись на уровень первосвященничества. Представляющего собой ни что иное, как полную отрешенность от всего, кроме служения Всевышнему, а самого служения — на высшем      уровне.

Но потом было грехопадение. И как следствие — всеобщая духовная деградация. В     результате которой годным в первосвященники остался только Аѓарон.

В общем, с точки зрения целей и мотивов, все было прекрасно. И в этом плане к Кораху и его подельникам — никаких претензий:  святые люди со святой духовной амбициозностью. Это как раз то, что прописано хасидизмом: в том, что касается материального, удовлетворяться предельно малым, а, вот, в духовности быть ненасытным.

Проблемы, как это часто случается, начинаются на этапе практической реализации. Как сказано «и взял Корах». И Раши поясняет: «Взял самого себя, сам повел себя в другую сторону, чтобы выделиться из общины и оспаривать священнослужение (на которое был избран Аарон). И таково (значение) в переводе Онкелоса: «отделился» от всей общины, чтобы возбуждать и поддерживать раздор и т.д.».

Вот оно: раздор! В этом Корах прокололся. Из-за этого он, на глазах, превратился в пугало и нарицательного персонажа. Демонизировался, так сказать.

Невозможно не спросить: а почему собственно? Почему первосвященник должен быть только один? Почему такая пропасть между коѓенами и остальными левитами?

Дело в том, что есть три уровня служения Всевышнему:заповеди, Тора и самопожертвование.

Заповеди — служение Всевышнему посредством б-гоугодного использования материальных объектов.

Тора — служение  посредством генерации б-гоугодных движений души. Интеллектуальных и эмоциональных.

 Самопожертвование — служение Всевышнему на уровне, слишком возвышенном для того, чтобы можно было пытаться дать находящемуся на нем какое-то конкретное определение.

Каждому из вышеперечисленных уровней соответствует своя часть еврейского народа.

Большая часть еврейского народа («исраэлиты»), служит Всевышнему путем глубокой и широкой и, главное, продуктивной интеракции с окружающим нас миром. 

Меньшая («коѓены») делает то же самое (в чем-то на более, а в чем-то на менее возвышенном уровне) посредством отрешения от своего «мирского», в пользу «б-жественного» (в первую очередь и главным образом) Торы).

И совсем считанные, уникальные (первосвященник) — через тотальное единение с Б-жественным. Таким, что как и через что оно реализуется не имеет никакого значения и потому не заслуживает упоминания.

Левиты оказываются одной ногой тут, а другой там. Тут — в том смысле, что их служение имеет отношение к происходящему в материальном мире, с каждым евреем и каждой еврейкой. А там — в том смысле, что оно заключается в возвышении мирского до уровня святости.

В обеих смыслах, в принципе, «левитское»служение доступно всякому. В отличие от статуса левита, который или есть или нет.

Священничество (особенно, первосвященничество) — совсем другое дело. Только для избранных.

В целом, наше служение делится на две составляющие: исправление мира и исправление себя.

Главное, конечно, исправление мира. Ибо именно посредством этого реализуется цель мироздания: наш «нижний» мир, потихоньку, превращается в жилище, «пригодное» для Всевышнего, в сосуд для святости.

Но своя ценность и своя важность есть и в самосовершенствовании нас — служителей. Понятно же, что кадры решают не все, но значение имеют не меньшее, чем размер. Чем квалифицированнее еврей в своем еврействе, там больше от него толку как от исправителя мира.

В любом случае, и первый и второй пути служения — конвенциональные. И потому вменяемые в обязанность всем нам (в той или иной мере).
Первосвященнический же уровень — совсем другое дело. Это не обязаловка, ни на каком уровне. Только по собственному желанию. И очень сильному, безраздельному желанию. Да еще и на конкурсной основе: только один, один единственный, самый сильно желающий — он и есть тот единственный, кто достоин быть первосвященником.

Это пока.

Но,как  уже упоминалось, вот-вот, после прихода Машиаха, сбудется заветная мечта корахов: левиты станут таки коѓенами. А исраэлиты — левитами. И вообще, всем и во всех отношениях станет от его прихода только лучше. Намного лучше. Качественно.

 

комментарии