Сегодня: 17 января 2018 г. | 1 Швата 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

12 мая, 2017 - 14:46

КОММЕНТАРИИ РАВ ШАУЛЬ-АЙЗЕКА АНДРУЩАКА К НЕДЕЛЬНОЙ ГЛАВЕ «Беар - Бехукотай» (изучение главы с 14 мая)

Недельный раздел «Бехукотай» начинается словами «Если в законах Моих (бехукотай) ходить будете и заповеди Мои соблюдать и исполнять их...» (Ваикра, 26:3).

Перевести «хок» (חוק) как «закон» - дело не хитрое. Пока мы не сталкиваемся с кучей синонимов. Тут приходится пускать в ход фантазию и знание богатств русского языка: уложения, предписания, постановления, остережения, учения и т. д. и т. п. Тоже не большая наука. ««Переводы» спаривают с переводимым», как правило, как Б-г на душу положит. Полагаясь на интуицию, так сказать.

В любом случае, по -  настоящему интересен не русский перевод (он же нужен только как средство постижения оригинала), а значение исходных терминов.

Вот что такое «хок», если по сути? И чем он отличается от «мишпата»?

 На это счет, среди наших мудрецов и законодателей единства нет. Раши, например, пишет (Толдот, 26:5), что хуким» - «не имеют «смысла», но таков указ Царя и Его законы Его рабам». А вот Рамбам в конце законов злоупотребления в личных целях посвященным Г-споду («меила»), похоже, спорит с ним, поясняя: «мишпатим — это законы, смысл которых доступен  (пониманию) и польза от исполнения которых, в этом мире, очевидна. Это, например, запреты на грабеж и кровопролитие, предписание почитать отца и мать. А хуким — это законы, смысл которых не доступен (пониманию. Мало того). Говорят наши мудрецы: «хуким хакти (законы узаконил?) вам» и вы не в праве пытаться понять их...и благодаря исполнению и хуким и мишпатим удостаиваются сыны Израиля удела в мире грядущем. И Тора предваряет законы (хуким) повелениями (цивуим), как сказано «и храните законы мои (хукотай» и уложения мои (мишпатай), которые будет исполнять человек и будет жив ими»». Полная путаница: где хуким? Где мишпатим? Где цивуим? Но одно мы из слов Рамбама, вроде бы, уяснили: мишпатим — это то, что, кажется, что понятно, зачем (не «почему», не дай Б-г, «почему» — совсем другой вопрос) нужно соблюдать. А «хуким» - не понятно. Но не то, чтобы совсем было невозможно понять, а, просто, запрещено пытаться это сделать. И, как известно, подлая человеческая натура так устроена, что если бы нам было позволено: «Пожалуйста! Постарайтесь понять, почему нельзя смешивать мясное с молочным?!» - нас бы это глубоко и искренне не интересовало. Сами пытайтесь! Но, поскольку это запрещено (а мясное с молочным — вкусно), мы, пока не поймем, что здесь к чему, от биф-строганофф никак не можем отказаться. Наш утонченный интеллект этого не перенес бы.

Вернемся к теме нашего разговора. В конце законов (запретной) замены храмовых приношений («тмура»), Рамбам возвращается к вопросу хуким-мишпатим и делает неожиданное и очень важное уточнение: «Несмотря на то, что все законы (хуким) Торы — это не имеющие объяснения повеления (гзерот), как было объяснено в конце законов «меилы», подобает обдумывать их и всему, чему можно дать объяснение, давать объяснение. И ещё про царя Шломо говорили мудрецы древности, что тот понимал большую часть смыслов всех законов (хуким)...». Здравствуйте, приехали. Выходит, «вы не вправе пытаться понять их» надо понимать как «вы старайтесь понять их, как только можете. И только то, чего понять совсем уж не можете (как царь Шломо — смысл заповеди о «красной» корове), можете, так и быть, не понимать.

Дальше там, ближе к концу, Рамбам ещё добавляет «И большая часть законов (диним) — ничто иное, как советы «из далёка»  от «Великого советчика», как стать лучше и поступать верно. И об этом сказано «Не писал ли я тебе трижды с советами и знанием, Дабы поведать тебе истину, слова правды, дабы ты передавал изречения правды пославшим тебя?»  (Мишлей, 22:20-21)».

К этому мы ещё вернемся. А пока поговорим вот о чем. Мало того, что Рамбам (очень последовательно, и здесь и в своем фундаментальном философски-апологетическом сочинении «Морэ невухим») настаивает на том, что и у заповедей категории «хуким» есть «смысл», есть объяснение, он еще и постановляет, что есть обязанность(!) пытаться постичь этот, вроде бы, непостижимый смысл. И дать, всему, чему можно, рациональное объяснение.

На первый взгляд, Рамбам противоречит самому себе в т. н. «Восьми главах» (программное предисловие к комментарию Рамбама на трактат «Пиркей авот»). Там он пишет о том, что предписание наших мудрецов «Да не скажет человек (о нарушении запрета Торы) «это не для меня!», но «Это по мне! Но, что же я поделаю, если Отец мой Небесный запретил мне?» касается только заповедей категории «хуким». А про «мишпатим» следует говорить: «Это не по мне! Кем бы я был, если бы пожелал подобного? Фу!». Из этого следует, что только «мишпатим» следует исполнять в силу ПОНИМАНИЯ необходимости их исполнения. А «хуким» - в силу Непонимания. Так зачем тогда стараться понять их смысл? Казалось бы.

Рамбан, в своем комментарии на Пятикнижие (Ваикра, 19:19), придерживается того же мнения, что и Рамбам, и настаивает, что все, без исключения, заповеди, призваны приносить нам пользу. А то, что Всевышний не находит нужным, чтобы мы понимали каким образом, так это подобно мудрому царю, который устанавливает законы, которые должны принести пользу его подданным, но, для того, чтобы пробудить в них чувства трепета и благоговения, держит их в неведении относительно своих намерений.

Это совершенно не значит, что любой непонятный закон должен внушать нам чувство благоговения перед политиками. Ни в коем случае. Это как раз тот случай, когда присказка про разницу между божьим даром и яичницей уместна как никогда.

И возникает, как минимум, два вопроса.

Во-первых, если Всевышний пожелал, чтобы смысл заповедей категории «хуким» был недоступен нашему пониманию, как же может быть, что мы обязаны стараться понять их? И, кстати, каковы шансы, что мы что -  то поймем?

А, во-вторых, зачем? Если, все равно, исполнять эти заповеди нужно бездумно(в хорошем смысле этого слова!)?

На самом деле все достаточно просто.

Начнем с того, что не то, что бы мишпатим были доступны пониманию, а хуким, прям, совсем недоступны. Принципиально. Просто, мишпатим изначально доступны человеческому пониманию, находят отклик в голове (интеллект) человека, в его сердце (эмоции) и в почках, печенке или любом другом органе, который мы договоримся считать олицетворением («вместилищем») совести. Любой человек понимает, что убивать нехорошо, а почитать родителей — верно. И не (только) потому, что он не хочет, чтобы его самого убили или, того хуже, на старости лет сдали в дом престарелых. А потому, что это ПО - ЛЮДСКИ. Или, наоборот, не по - людски.

А хуким имеют более высокий источник, они под людей не адаптированы. Они отражают б-жью волю как она НЕ опустилась до человечьего уровня. Но! При этом, будучи адресованной людям, она  всё ещё достаточно близка их восприятию, чтобы если им объяснить или хотя бы задать направление, КОЕ-ЧТО они поймут.

 В свете этого становится понятным, зачем Рамбаму подчеркивать, что заповеди — это «советы «издалёка»  от «Великого советчика»». Это не просто красивые (и, кстати, позаимствованные у пророков) слова, но пояснение природы хуким и объяснение их относительной «необъяснимости»: из слишком возвышенного источника («издалёка»), далекого от того, что может прийти в голову человеку само собой.

 И тут возникает психологическая ловушка. Люди, особенно глупые (и чем глупее человек, тем это заметнее) склонны пренебрежительно относиться к тому, чего не понимают. Поэтому всегда есть опасность, что непонятными заповедями человек будет пренебрегать. Оправдывая себя тем, что он, как «интеллигентный человек» не в состоянии, видите ли, делать то, значения чего не понимает. На Соловки бы этого интеллигента на пару лет, сразу бы все смог. Но, Соловки, слава Б-гу, не наш метод.  Наш метод — наводить трепет. А лучше — развивать в себе чувства трепета и благоговения перед б-жьей волей. Что достигается, в частности, путем постоянного повторения, вслух и про себя, «что я могу поделать, если мой Отец Небесный так пожелал?». Нужно свыкнуться с мыслью, что против воли нашего Небесного отца нет приёма.

С другой стороны, поскольку, в принципе, человек способен понять, по крайней мере, некоторые аспекты (обращенной к его благу) б-жественной мудрости, заключенной в хуким, следует изо всех сил стараться до них добраться. НЕ переставая внушать себе, что исполнять их следует независимо от того, преуспеем ли мы в своих потугах и насколько.

В свете вышесказанного становится понятным, почему Рамбам пишет об этой специфике хуким именно в заключение законов тмуры.

Потому что именно когда речь заходит о  заповеди тмура (ещё раз: запрет заменять предназначенное в храмовое приношение) становится особенно очевидным, что дать ей рациональное объяснение, исходя из человеческих представлений, практически, невозможно.

Поясняя смысл этой заповеди, Рамбам говорит об опасении, что, поскольку люди, по природе своей склонны к накопительству, есть опасение, что человек, посвятивший, скажем, животное в храмовую жертву, передумает и захочет заменить выбранное животное другим, похуже. Нормальному человеку такое в голову не придет. Потому, что нормальный человек полагает, что если кто-то уже решает принести жертву в Храм, пожертвовать на благотворительность, перейти на кашрут и т. д., так он это сделает. Раз решил — значит, сделает. Но наш Небесный Отец, наш Творец, зная нас гораздо лучше, чем мы сами себя знаем (Он же нас сотворил!) и он, в мудрости своей, предупреждает нас: конечно, вы способны сегодня заречься пожертвовать тысячу долларов на синагогу, а завтра попробовать списать это на маасер. Конечно, вы способны сегодня пожертвовать в храмовую жертву быка, а завтра решить, что «такая корова нужна самому», и попробовать подсунуть вместо него козла отпущения. А это все очень некрасиво, неправильно и вредно для ваших душ. Развращает и растлевает. И поэтому выставляется запрет, делающий всю эту затею категорически невыгодной. И даже накладной: храм получает и то, что пытались подменить и подмену!

Остается вопрос. С одной стороны, толком понять смысл заповедей категории хуким - невозможно. Исполнять их нужно исключительно(!) в силу того, что так повелел Всевышний. Но при этом, пытаться найти в них хоть какой-то доступный нашему пониманию смысл. Но ведь нужно совсем немного знать, как устроены люди, чтобы понимать: как только у них появится, хоть плохонькое, рациональное объяснение, они немедленно начнут хвататься за него и перестанут делать это в силу покорности перед волей Небес. Особенно, умники в собственных глазах. А таких — большинство. Даже в святом народе. Ничего не поделаешь, пока Машиах не пришел. Так зачем нам эти проблемы?!!!

Кроме того, все ещё непонятно, почему Рамбам, вслед за мудрецами, обязывает говорить про то, что запрещено хуким «Это по мне!». В конце концов, не нужно много ума, чтобы понять: Отец Небесный плохого не посоветует! Да и ум наш, при всей своей..компактности, достаточно изворотлив, чтобы найти хоть какие-то резоны, почему «нет». Так почему бы не сказать (внушить себе): это НЕ по мне!

Чтобы разобраться в этом, нужно вспомнить, что в уже упоминавшемся сочинении «Морэ невухим» Рамбам пишет, что когда мы говорим о доступном пониманию смысле (сводящемся к пользе, как мы уже более чем прозрачно намекали несколько раз) заповедей, речь идет о заповедях «в целом». «В целом», полезно накладывать тфилин, «в целом», полезно не смешивать шерсть со льном, в целом, полезно не подменять храмовые приношения и не использовать в личных целях посвященное храму, не красть, не поклоняться идолищам поганым, любить ближнего и т. д. И т. п. До конца списка из 613 пунктов.

Но что касается подробностей, частностей, «технологии» исполнения заповедей, то почему исполнять нужно именно так, а не иначе — абсолютно недоступно нашему пониманию. Тут мы можем только сказать «как», но не «почему». (Напоминаю, мы говорим о заповедях ТОРЫ. Установления людей, наоборот, невозможно правильно понять и исполнить, не поняв почему. Исключение — обычаи. Некоторые.)

Таким образом, получается интересная штука: в КАЖДОЙ заповеди есть элемент («аспект») мишпатим: на уровне общего, глобального смысла заповеди. Разница только в том, насколько легко или сложно человеку до этого смысла докопаться. И хуким — в том, что касается «технических» подробностей исполнения заповеди.

Решение же вопроса классификации заповедей (мишпатим или хуким) зависит от того, что в данной заповеди превалирует. Если общий смысл достаточно очевиден, чтобы необъяснимость подробностей не мешала пониманию важности и пользы их исполнения — мишпатим. А те, смысл которых сам по себе туманен для человеческого сознания, а тут ещё и загадочные и вовсе непонятные подробности — хуким.

Таким образом, становится понятно: хуким так устроены, что много что понять мы там не сможем, как ни старайся. Так что их исполнение ВСЕГДА будет следствием принятия на себя ярма Небес. А попытки что - то понять — они тоже в порядке того же принятия на себя того же ярма тех же Небес.

Следуя предписанию Рамбама, попробуем понять: зачем же нужно делать так, чтобы в мишпатим был аспект хуким, а в хуким — аспект мишпатим? На доступном нашему пониманию уровне.

Все, на самом деле, достаточно несложно. Дело в том, что Всевышний устроил людей так (обратить внимание, это очень важный тренинг: приучайте себя думать и говорить не «человек создан», а «Всевышний создал человека» и т. д. Это воспитывает) что то, что они понимают, им исполнять легче и приятнее, а непостижимое они исполняют с более набожным настроем. А нужно то и одно и другое! Вот и приходится комбинировать. Чтобы на двух стульях усидеть одной половинкой.

Вот придет Машиах — все будет в полноте со всех сторон. Во всем будет и легкость, и наслаждение и благоговение перед волей Творца. А чего не будет? Правильно, не будет элемента служения, не будет «на преодоление». А это — самое главное, самое ценное. Единственное, что достойно называться «служением». Но нам, всё равно, будет очень хорошо.  

 

комментарии