Сегодня: 27 мая 2017 г. | 2 Сивана 5777 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

17 марта, 2017 - 11:50

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе Ваякгель - Пкудей ( изучение главы с 19 марта)

Сказано в недельном разделе «Ва-икаѓель», среди прочего, «И всякий, у кого находилась синета и пурпур, и червленица, и виссон, и козий (волос), и бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи, — (все) они принесли» (35:23). Раши, комментируя слова «и всякий человек, у кого находилась», пишет: «Синета или пурпур, или червленица, или бараньи и тахашевые кожи, — все они принесли».

На первый взгляд, Раши поясняет простую вещь: в данном случае союз «и» используется в «разделительном» значении «или». Т.е. принесли (получили возможность принести) не только, как мы могли бы ошибочно подумать, те, у кого оказался в наличии весь ассортимент, но и скромные обладатели одной только синеты, или одного пурпура и т.д.

Собственно, как отмечает один из авторитетных комментаторов Раши, «Маскиль ле-Довид», это следует из текста, в котором сказано «находилась» - в единственном числе. Т.е.,  если даже у тебя есть («нашлось») что-то одно из списка - неси. Не только те, у кого есть («находятся») все нужные материалы имеют право участвовать в проекте. (Нужно сказать, что в большинстве переводов на русский язык «исправлено» но «находилИСЬ». Наверное, с точки зрения чистоты русского языка, это верное решение. Вопрос: а за чистотой ли русского языка нужно гнаться, переводя еврейские тексты для еврейских нужд? Зависит от того, как мы себе представляем еврейские нужды. Есть мнение, что ничто так не подкупает русскоязычного еврея, как чистота родного ему русского  языка. Тоже позиция).

Нет ничего обманчивее, чем кажущаяся простота комментария Раши. Каждый, кто изучал тексты Раши (будь то комментарии на Пятикнижие или на Талмуд или что-то еще) знает: чем проще выглядят слова Раши, тем сложнее будет их понять.

Так, обсуждаемый нами «простенький» комментарий вызывает целый ряд вопросов.

Во-первых. Очевидное. Кому, вообще, придет в голову, что только тот, у кого есть все  перечисленные Торой материалы, может их пожертвовать, а тот,  у кого одного из них не хватает – не может? Да никому. Зачем же объяснять то, что кажется очевидным? Зачем опровергать то, что никому не придет на ум? По крайней мере, пока сам Раши ему не подскажет, что и такое можно вообразить!

Во-вторых. Если уж Раши зачем-то (кстати, зачем?) находит нужным еще раз огласить  почти весь список, то почему только почти? Куда делись «и виссон, и козий (волос)»? Почему именно они куда то делись? Из середины списка!

Есть комментаторы Раши, которые считают, что заковырка в том, что стих выглядит, на первый взгляд, немного...несогласованным. В том смысле, что в начале говорится «всякий, у кого находилась» (в единственном числе), а в конце - «(все) они принесли» (во множественном числе). И Раши поясняет, что каждый, у кого нашлось хоть что-то из списка оказался среди тех многих, кто пожертвовал их для возведения скинии.

Но, во-первых, в Писании мы находим подобные «несогласованности» сплошь и рядом и Раши не находит нужным ничего пояснять. Во-вторых, если об этом речь идет в комментарии Раши, можно было ожидать, что он хоть словом на это намекнет. А такого слова мы в его комментарии не находим. В-третьих, как это объясняет исчезновение из списка виссона и козьей шерсти?

Сифтей Хахамим (один из самых авторитетных комментаторов Раши) предлагает следующее объяснение: поскольку большая часть перечисляемых материалов использовались при создании скинии и утвари для нее неизменно в определенных комбинациях («Синета или пурпур, или червленица» - вместе, «бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи» - вместе). То и приносить (жертвовать) эти материалы может быть следовало бы вместе, а не порознь? А вот виссон и козья шерсть используются сами по себе. Поэтому их в списке тех, о которых можно подумать, что они должны идти непременно в комплекте – нет.

Красиво. Но и здесь возникают встречные вопросы, И прежде всего: это называется «прямой смысл текста»? Кроме того, откуда сынам Израиля было заранее знать, как материалы будут использоваться в  дальнейшим? Кто и с какой стати посвящал в эти подробности? Ну и, наконец, если предположение заключается в том, что речь шла о двух «наборах» (и двух штучных материалах), то Раши как-то это должен был обозначить?  А он, как мы видим, этого не делает.

Попытаемся ответить на так и оставшиеся без удовлетворительного ответа вопросы, зайдя вот  с какой стороны. В предыдущем стихе (35:22), говоря о пожертвовавших золото, Тора именует их «все, побужденные сердцем». А вот принесших остальное («синета и пурпур, и червленица, и виссон, и козий (волос), и бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи», «возношение (из) серебра и меди», «дерево шитим для всякого работного труда») именуются просто «всеми». А не «всеми, побужденными сердцем».

 На первый взгляд, этому есть простое объяснение. Дело в том, что, как мы помним,  скинию сынам Израиля было заповедано возвести (и как часть возведения – пожертвовать необходимые для этого материалы) в знак прощения греха золотого тельца. Поэтому можно себе представить, что золото (тот самый материал, из которого ещё недавно они отливали тельца) жертвовали с особым чувством. НЕ случайно Тора подчеркивает, что золото жертвовали в виде ювелирных украшений («обручья, и кольца, и перстни, и застежные булавки, все (виды) золотых украшений») – совсем как в случае с тельцом. 

Но если задуматься...символика, конечно, символикой, но возведение скинии – амнистия для всех. НЕ только для тех,  у кого нашлось золото. Наверняка и те, у кого было только серебро или только виссон или только пурпур, жертвовали их «побуждаемые сердцем». Почему же Тора не удостаивает их этого титула?

Естественно предположить, что «побуждаемыми сердцем» Тора именует пожертвовавших не только золото, но и все перечисленное в следующем стихе. И если уже предполагать такое, то можно предположить, у тех, кто нес не золото, «побуждаемость сердца» проявлялась в том, что он тащил ВСЕ из списка искомого, что у него было. А не только что-то одно. Или два. Или три.

Т.е. сказанное в  22-ом стихе относится и к пожертвовавшим перечисляемое в стихах 23-24: «они все» - «побуждаемые сердцем». И не подумай, поясняет Раши, что это относится только к тем, кто пожертвовал «и синету и пурпур, и червленицу, и виссон, и козью шерсть, и бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи», но и к тем, кто пожертвовал хоть что-то из перечисленного.

А «побуждаемость сердцем» измеряется не только ценностью приношения, или богатым ассортиментом приносимого, но и, например, количеством усилий, приложенных для того, чтобы приношение подготовить: в нашем случае, обработать шерсть и шкуры, и покрасить их. А виссон и козью шерсть Раши исключил из списка в связи с тем, что с ними возни мало. Как непоказательные. Но это, разумеется, никак не означает, что виссон и козью шерсть, чтобы попасть в ряды «побуждаемых сердцем» , нужно было жертвовать в комплекте. Не о том речь. Точнее не в  том дело. В принципе. А количественно может быть и всего ничего.

У всей этой истории есть и немаловажный ѓалахический аспект. Вот мы только что обратили внимание на то, что часть материалов, которые было заповедано пожертвовать для возведения скинии, требовали предварительного изготовления: выделки, прочесывания, сучения, покраски. А как мы знаем (из Раши на первый стих главы Трума: «чтобы взяли Мне возношение»: Мне - ради Имени Моего, во славу Имени Моего») приношение следовало совершать во имя исполнения заповеди (иначе не засчитывалось! И возникает вопрос: а подготовительный процесс, изготовление приношения (например, окрашивание шерсти или тканей) тоже должно совершаться во имя приношения? Или это не обязательно? Т.е. тот, у кого на руках уже была синета, пурпур или красненые бараньи кожи – мог принести их или должен был изготовитть новые, во имя приношения?

Если допустить, что и изготовление приношений должно было быть во имя исполнения заповеди, то, следующим шагом, можно подвести обоснование под допущение, что «синета и пурпур, и червленица, и виссон, и козий (волос), и бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи»  должны были приноситься именно в комплекте. Очень просто: сложно предположить, что  у кого-то случайно окажется весь набор. Значит, нужно специально его подбирать во имя исполнения заповеди. На человека, который всем этим озаботится, можно положиться, что все будет сделано по правилам.  Включая подготовительные этапы.  А на остальных...тоже можно, но меньше оснований.

Раши отвергает эту интересную теорию.

Не исключено, кстати, что доказательством добросовестности принесших «синету и пурпур, и червленицу, и виссон, и козий (волос), и бараньи кожи красненые, и тахашевые кожи» послужило то, что люди принесли ВСЕ, что у них было из этого списка. И в таком случае стих должен читаться (переводиться) не «И всякий, у кого находилась ... (все) они принесли», а «и ВСЁ, что нашлось из...они принесли»

 Получается,  Раши (полагающий, что изготовление приношений должно было быть во имя Небес, и что доказательством соблюдения этого условия  было то, что отдавали все имеющееся)  расходится во мнениях с Мидраш Раба, в котором рассказывается, что ещё праотец Яаков предупредил своих сыновей, что именно потребуется для скинии (начиная от бревен дерева шитим и до золота, включительно) и его потомки прилежно копили запасы. И поэтому в нужный момент все оказалось под рукой. Как говорится, любой хороший экспромт должен быть тщательно подготовлен.

Понятно, что и по мнению Мидраша получается, что и на этапе изготовления-подготовки все делалось во имя Небес. Спор между ним и Раши вот о какой тонкости: связана ли святость приношений со статусом самих материалов или с намерениями приносящих. Поскольку приношение, как мы уже упоминали, должно было искупить грех золотого тельца, по мнению Раши, невозможно было ограничиться принесением бабушкой ссученного пурпура или дедушкой выдубленных бараньих шкур. Все – сами, от начала до конца.

Даст Б-г, вскорости будет восстановлен Храм и проявится возможность лично поучаствовать. Заодно и узнать правила приношений во всех тонкостях. 

(по мотивам беседы Любавического Ребе, «Ликутей сихот», т.31, стр. 203-209)

 

комментарии