Сегодня: 24 июня 2017 г. | 30 Сивана 5777 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

2 марта, 2017 - 15:48

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе Тецавэ (изучение главы с 5 марта)

После того, как в недельном разделе «Трума» было подробно расписано устройство скинии, в разделе «Тецаве» не менее детально освещается вопрос с храмовой утварью и коѓенскими одеяниями.

Среди подробностей, касающихся фасона особого первосвященнического одеяния, носимого под эфодом – «меиля» -  упоминается, в частности то, что  «будет его головное отверстие внутрь него, кайма будет у его отверстия вокруг работы тканой, как отверстие кольчуги будет у него, не порвется» (Шмот, 28:32).

Раши, проясняя слова «не порвется», пишет: «чтобы не было разорвано, не рвалось: а тот, кто его разорвет, нарушит (заповедь) запретительную и т.д.».

Получается странная вещь. Раши начинает с того, что утверждает, что «не порвется» - объяснение предписания сделать кайму вокруг головного отверстия. А потом, буквально, через запятую, пишет, что это – отдельный запрет – «не разрывай головное отверстие мэиля». Так объяснение предписания или запрет??????

Сказать, что и то и то – сложно. Особенно в свете того, что в Талмуде (Йома, 72а) эти два мнения приводятся как противопоставляемые друг другу: Рахва от имени раби Иеѓуды говорит одно («разорвавший головное отверстие мэиля подлежит побиению», как нарушивший запрет), а рав Аха бар Яков возражает («маткиф»!!!): «»а может скажем, что речь идет об объяснении предписания», а не о запрете?  

И мы видим, что кто-то из комментаторов Пятикнижия принимает одну сторону в этом споре, кто-то другую. Но только Раши пытается, на первый взгляд, усидеть на двух стульях. Как и почему?

В продолжение своего комментария Раши пишет «ибо это входит в число запретительных заповедей в Торе. И так же «и не сдвинется наперсник» (28:28), и так же «не должны отниматься от него» (25:15)».

На первый взгляд, в этих словах Раши объясняет, почему «не рвалось» - запрет, несмотря на то, что выглядит как объяснение логики предписания.

И как бы то ни было, не понятно: зачем Раши вообще лезет в эту тему? Где прямой смысл Пятикнижия, объяснению которого посвящен комментарий Раши, а где «число заповедей (крайне спорная тема и совершенно отдельная дисциплина). Как из прямого смысла слов Торы может следовать, что запрет «не рвать горловину мэиля» входит или не входит в число заповедей????

И кстати! Здесь Раши цитирует и «и не сдвинется наперсник» и «не должны отниматься от него». Но относительно самих этих стихов Раши ничего такого не пишет. При том, что они предшествуют  нашему стиху! А Раши отвечает на вопросы как только они возникают. То есть, считай он нужным объяснить, что все они входят в число запретительных заповедей – должен был объяснять сразу. Почему этого не сделал?

Это вопрос, в первую очередь к тем комментаторам Раши, которые пытаются объяснить его позицию следующим образом: казалось бы, согласно прямому смыслу «не порвется» следовало бы понимать, как «чтобы не рвалось». Но будь это так, следовало бы так и написать «ЧТОБЫ не порвалось». Вот Раши и приходится сказать, что речь о предписании, а не об объяснении.

Ну так почему РАши не объясняет в комментарии на Шмот 25:15, что написано «не должны отниматься от него», а не «ЧТОБЫ не отнимались от него» и поэтому речь о запрете?!!!! Чего он ждет?

Чтобы ответить на этот вопрос обратим внимание вот на что. В случае с  «и не сдвинется наперсник» и «не должны отниматься от него» - очевидно, что речь идет о предписаниях. Поскольку, как уже указывалось, ни там, ни там не добавлено «чтобы».

Несмотря на то, что они, конечно, сформулированы в виде довольно таки пассивного залога – не «не сдвигайте» или «не отнимайте», а «не сдвинется» или «отнимется». Тем не менее, это вполне себе предписания  Мол, делайте все возможное, чтобы не сдвинулось и не отнялось. Это понятно.

Но вот «не порвется» (особенно в оригинале, но там долго объяснять, чем огласование тут отличается от огласования других цитируемых слов) – это больше про то, что такое не только нельзя делать, но и допускать нельзя (и, между прочим, Рогачевский гаон в «Цафнат панеах»  пишет, что запрет распространяется и на пассивное допущение разрывания ворота мэиля  и т.д.).

Но понятно, что в прямой смысл такое не впихнешь. Что делать? Надо бы сказать, что значит речь не о предписании. Какое предписание, если нет субъекта? Вороту что ли Тора командует не рваться?

Поэтому логика требует сказать, что тут, в отличие от понятных и неоспоримых «не сдвинется», «не будет отнято» и  т.п., речь идет об объяснении смысла предписания. Но и это невозможно сделать, потому, что нет «чтобы» (в большинстве русских переводов, на самом деле, конечно, есть, но мы уже знаем, что на русские переводы вообще полагаться не стОит). И это вынуждает Раши утверждать, что вообще и тут мы имеем дело с повелением таки…но облеченном в форму объяснения. Как говорится, «летают, но низенько-низенько».

Однако, такое объяснение немедленно вызывает встречный вопрос: кто же повеления маскирует под объяснения? Повеления должны быть ясными, четкими и однозначными. Поэтому Раши продолжает: этот запрет упоминается ТУТ, в такой странной форме, только затем, чтобы включить его в число365-ти заповедей-запретов, облачив в соответствующую форму («не»). А сам то запрет нам и без того известен?

Откуда известен? Да из «И сделай священные одеяния Аарону, твоему брату, для славы и для великолепия» (Шмот, 28:2). Для СЛАВЫ. И для ВЕЛИКОЛЕНИЯ. А какая слава и какое великолепие в рваном вороте????? То-то же!!!!

Но и тут возникает вопрос. В Торе есть несколько запретов, дублирующих существующие. И почти все они сформулированы недвусмысленно. И только в нашем случае – замаскирован под объяснение.

Отвечая на этот вопрос, Раши объясняет: здесь запрет приводится вообще только для того, чтобы быть включенным в число запретов. В отличие от иных запретов-дублеров, которые, как объясняется в Талмуде и мидрашах, дублируются для того, чтобы придать запретам дополнительный вес: нарушающий их, нарушает сразу несколько запретов. Как  будто, одного - мало.

А в случае с воротом мэиля Тора нужды в подобном запугивательном дубляже не видит.

 Ну, и чтобы закрыть тему, Раши отвечает на напрашивающийся вопрос:а почему только тут такие сложности и хитрости?

Не только тут, успокаивает нас Раши. И запреты «не сдвинется», «не будет отнято» и т.п. – из той же оперы: нужны только для того, чтобы быть включенными в число заповедей-запретов. А так-то они известны и без данных упоминаний. И автоматически вытекают из соответствующих предписаний: «И скрепят наперсник от его колец к кольцам эфода шнуром из синеты, чтобы (ему) быть на поясе эфода» (Шмот, 28:28), «В кольцах ковчега будут шесты» (Шмот, 25:15) и т.п. и т.п

Как всегда, комментарий Раши прост, точен, безотказен и элегантен, как автомат Калашникова. Особенно, в свете объяснений Ребе.

Рамбам, в законах Храма и храмовой утвари (9:3), пишет так: «»Разрывающий ворот меиля подлежит побиению, как сказано «не порвется».  Таков закон касательно рвущих любые коѓенские одеяния, чтобы повредить их – все они подлежат побиению».

Из формулировки следует, что Рамбам разносит запрет на две категории: порвавший любое коѓенское одеяние, кроме ворота меиля подлежит побиению только в том случае, если сделал это чтобы повредить их. А вот порвавший ворот меиля – даже если порвал непреднамеренно или еще по какой-то позитивной, не злонамеренной причине.

И очевидно, что тут он, конечно, категорически, расходится во мнениях с РАши, который считает, что за прет «не порвется» упомянут ТОЛЬКО для того, чтобы включить его в число запретов. А не для того, чтобы так или иначе усугубить запрет.

Чтобы это подчеркнуть, Раши вовсе не упоминает «побиение», фигурирующее в цитируемом им отрывке Талмуда. И заменяет его «запретом».

В приведении примеров Раши совершенно не придерживается хронологии.

Сначала идет самый поздний запрет «не порвется». Затем упоминается «не сдвинется». И только последним-  первый: «не будут отдалены».

Обратный порядок. Почему?

А потому, что от более очевидного к меньшему. То, что коѓенские одеяния не должны быть оборванными – это понятно. Понятно и без указаний Торы. Даже формы каких-нибудь позорных калганов какого-нибудь позорного президента какого-нибудь поганого государствишки не должны быть потрепанными.  И очень следят за этим. Так что говорить о коѓенах в Храме?

Про «сдвигать» - менее очевидно. Но не намного. Разве нам самим не мешает чуть сбитый в сторону узел галстука собеседника? Или заткнутый в носок край левой штанины?

Конечно, небрежность – не обтрепанность. Но и она, на определенном уровне, совершенно недопустима. И это тоже понятно простым человеческим разумом.

Но вот насчет «да не будут отняты», на первый взгляд, совершенно непостижимо. Что плохого в том, чтобы шесты, пока Ковчег никуда не нужно нести, постояли где-нибудь в сторонке? Может быть, в какой-то особенно почетной сторонке. В специальном футляре, там. Или даже в целом шкафу!

Человеческий разум и вкус подсказывают именно такое решение.

Поэтому Ращи упоминает этот пример последним: как наименее очевидный.

Кстати? А на самом деле, зачем оставлять шесты в кольцах?

«Хинух» отвечает на этот вопрос так: чтобы в случае, если придется срочно нести Ковчег  куда-нибудь, не случилась бы оплошность и не уронили бы, не дай Б-г, Ковчег из за недостаточно добротно закрепленного шеста и т.д.

А чему это призвано научить нас?

Каждый еврей, когда он учит Тору, уподобляется Ковчегу, в котором скрижали.

Когда Ковчег может потребоваться вынести из Святая Святых? Только когда евреи в беде и нужно их выручать! И тогда нельзя терять ни минуты. Уже и шесты в кольцах. С места – в бой.

 Вот так же и еврей. Даже когда он занят самым святым еврейским занятием – учит Тору. И даже если это Тора хасидизма – Святая Святых. Но если нужно помочь еврею – значит, подрываемся и бежим помогать, не теряя ни минуты. Тем более, если заняты чем то менее важным.

Вот придет, даст Б-г, сегодня Машиах, у всех все станет хорошо, тогда можно будет расслабиться. А пока – неусыпная бдительность. Не долго осталось.

комментарии