Сегодня: 25 мая 2017 г. | 29 Ияра 5777 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

10 февраля, 2017 - 11:23

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе ИТРО (изучение главы с 12 февраля)

В недельном разделе «Итро», помимо прочего, приводится очень известная история о том, как прибывший к сынам Израиля с дружественным визитом Итро, присоветовал своему зятю Моше «А ты усмотри из всего народа мужей радивых, боящихся Б-га, мужей правдивых, ненавидящих корысть, и поставь (их) над ними главами тысячными, сотенными, пятидесятными и десятными. И пусть они судят народ во всякое время. И будет: всякое дело большое представят тебе, а всякое дело малое рассудят они (сами); и облегчится тебе, и будут нести они вместе с тобою» (Шмот, 18:21-22).

Этому предшествует долгий (а при общей лаконичности манеры изложения Пятикнижия, так просто очень долгий) разговор на тему. Итро недоумевает, зачем Моше убивается, от рассвета до заката творя суд и расправу. А Моше как-то,на первый взгляд, не очень вразумительно оправдывается. А в заключение, практически без сопротивления, принимает совет тестя и осуществляет, с б-жьей помощью, широкомасштабную реформу судебной системы. «И избрал Моше мужей радивых из всего Исраэля, и поставил их главами над народом: главами тысячными, сотенными, пятидесятыми и десятыми. И судили они народ во всякое время: тяжелое дело представляли Моше, а всякое малое дело судили они (сами)» (Шмот, 18:25-26).

Возникает очень простой вопрос: что это было?

Вспоминаем диспозицию. Имеется Моше рабейну. Человек, рожденный для того, чтобы стать избавителем еврейского народа, получить, от имени и по поручению, Тору, водить народ сорок лет по пустыни. Как и кому может прийти в голову, что он что-то делает неправильно?????????

Да, все мы большие мастаки шутить на тему специфики отношений между зятьями и тестями. И, да, конечно, «это Моше еще повезло, что приехал тесть, а не теща». Очень смешно. А теперь по делу.

Понятно, очевидно и не подлежит ни малейшему сомнению, что Моше все делал правильно.

Правильно делал, что судил в одиночку, что все взваливал на себя, что пропадал допоздна на работе и т.д. Все правильно.

Но так это было только до тех пор, пока не пришел Итро и не присоветовал ему разделить ответственность с несколькими тысячами судей нижестоящих инстанций. И тогда правильным стало принять его совет. А продолжать все делать одному Моше стало неправильно.

Соответственно, вот и вопрос: а что такого произошло после совета Итро, что то, что было хорошо до того, перестало быть таковым?

А теперь те же фаберже, как стало модно говорить, только в профиль: как мог Итро, очень серьезный человек, великий во всех отношениях, оспорить мнение Моше? Как и почему??? Ведь, еще раз, очевидно, что пока он не завел тот разговор, политика Моше была непобедимой. Потому что, ясен пень, была верной, товарищи.

И вот что еще интересно. Объясняя этимологию имени Итро (до исторического визита в Синайскую пустыню, как известно, он был известен под совсем другими именами), наши, благословенной памяти мудрецы (см, например, Шмот раба, 27:8) говорят, что это ему «за то, что он добавил («итер») в Тору главу «А ты усмотри из всего народа»». «Добавить» на святом языке можно по разному. Обычно добавляют при помощи глагола «леѓосиф». Как «Йосиф» - «добавил (мне Всевышний)». А «итер» - это не просто «добавил», а добавил лишнего. То есть в Торе, не дай Б-г, ничего лишнего конечно нет. И избыточного нет. Но вот «А ты усмотри из всего народа» - это глава-добавка. Не полезь Итро к Моше с советами, не было бы ее в Торе. А значит, Моше продолжил бы все делать сам, и все было бы хорошо. И правильно. Включая и самочувствие самого Моше, кстати. Потому, что, вне всяких сомнений, Моше не подвергал свое здоровье угрозе. Иначе бы от нарушил, не дай Б-г, постановление Альтер Ребе в его «Шулхан Арухе». А это исключено. Но Итро говорит, что подвергает. И тоже не преувеличивает, явно. Что ж такое?

К слову, нечто подобное уже произошло до того. Во время дарования Торы.

Всевышний начинает давать Тору всему народу. Народ начинает выть, что не выдерживает, что это сверх его, народа, сил и пусть Моше примет Тору сам от его, народа, имени. Моше это поражает и возмущает. Раши (на Дварим, 5:24) приводит его монолог: «Из-за вас я стал слаб, как женщина, ибо я был огорчен вами и опустились руки мои из-за вас, потому что я видел, что вы с трепетом не стремитесь приблизиться к Нему из любви. И разве не лучше было вам принимать Учение из уст Всемогущего, чем учиться у меня?!». Но Всевышний говорит ему: «Я слышал глас речей народа этого, что говорили они тебе; хорошо было все, что они говорили» (там, 25).

То есть и тут та же история. Моше думает одно. И несомненно прав в своем мнении. Но потом народ начинает колобродить. И тут же правильным становится другое. Что и подтверждается Небесами.

И тут тот же вопрос: что случилось? Почему верным стало не то, что было до тех пор?

Начнем с конца. Итак, что произошло у горы Синай?

А вот что. Моше рассматривал себя и остальной народ как единое целое. И это единое целое, по его совершенно точной и верной оценке, было совершенно в состоянии принять Тору непосредственно из уст Всевышнего.

Евреи же смотрели на дело так: принять Тору непосредственно из уст Всевышнего мы можем ТОЛЬКО потому, что с нами Моше и в заслугу Моше. Исходя из средней по больнице температуры, так сказать. А народу хотелось, чтобы все было по - честному, по его, народа, собственным силам.

А сам по себе, без Моше, он, народ, мог Тору воспринять только из уст Моше. Причем, что особенно обидно, самому Моше понадобилось бы для этого «спускаться» до уровня народа, как тот сам по себе. Иначе бы они его, просто, не поняли. А кому же хочется спускаться со своего уровня на уровень своего ученика? Растолковывать очевидные, тебе, вещи. Упрощать. Огрублять. Опошлять. Да ну. Или, говоря словами Моше, в пересказе Раши: «Из-за вас я стал слаб, как женщина». Это он именно о необходимости валандаться с их «сами, все сами», вместо того чтобы не вытянуть все своими силами. Чтобы быть в состоянии говорить с народом на одном языке, ему потребовалось «ослабнуть, как женщина».

Но Всевышний поддержал народ. А Моше, как водится, поддержал Всевышнего.

Получил Моше Тору. И, как было уговорено, собирался передать ее народу. Но народ тем временем замутил с золотым тельцом. Пришлось пресекать. Потом возвращаться за вторыми скрижалями. И вот только после этого, после Йом Кипура, приступать к обучению.

Моше приступает. Уговор, как мы помним, был, что он передаст народу то, что тот отказался принять из уст Всевышнего. Естественно, он лично!!! В этом была вся идея.

Ведь именно в передаче Моше Тора получалась народом, как если бы это было из уст Всевышнего, только в адаптированной форме.

А без Моше это уже было бы совсем не так. Поэтому Моше было очевидно, что учить, в том числе и в рамках практического отправления правосудия, должен он сам.

При этом Моше опять (собственно как все мы и всегда) смотрит на ситуацию и оценивает ее со своей позиции. Еврейский народ, как его видит Моше, в состоянии воспринять все, что он, Моше, готов ему дать. Как раньше он был уверен, что еврейский народ в состоянии воспринять Тору из уст Всевышнего. 

И так оно и было. Но опять – только в заслугу участия в процессе самого Моше.

 И тут появляется Итро. Смотрит на ситуацию со стороны. И замечает следующее. Пока евреи учат Тору…эээ, скажем так, отвлеченно, погружая своё сознание в заключенную в ней б-жественную мудрость и облекая б-жественную мудрость своим пониманием, само по себе это соприкосновение приводит к тому, что они, народ Израиля, собственными силами, возвышаются до восприятия ее из уст Моше так, как если бы получали ее из уст Всевышнего. Но, вот, когда доходит до практических аспектов, особенно до тяжб и т.п., выдержка народу изменяет. И поэтому в подобном формате привлечение лично Моше теряет смысл. Точнее оно имеет смысл только благодаря участию в процессе Моше.  А затея то в том, чтобы своими силами.

Поэтому, рассудил Итро, судить одному Моше не имеет смысла. Все равно желаемый эффект (самостоятельное достижение народом уровня восприятия «как из уст Всевышнего») не достигается. Так ради чего уродоваться?

Моше-то считал, что есть ради чего. Ведь он и раньше исходил из того, что он и его народ – одно неразрывное целое. И поэтому все эти упражнения в самостоятельности – баловство. Итро что-то говорил о том, что, а что же будет, если народ без Моше останется? Попробовали же. И получился грех золотого тельца. До чего же дойдет во второй раз?

Моше же справедливо полагал, что дважды такие вещи не случаются. Он планировал привести народ в Землю Обетованную, построить Храм, стать Машиахом и остаться не только первым, но и единственным  главой  еврейского народа. И был прав.

Но Всевышний согласился с Итро. И к Торе была добавлена дополнительная глава, указывающая на это. Возникла жуткая перспектива остаться на какое-то время без главы поколения. И понадобилось готовиться к такой возможности. Создавать институты, позволяющие выживать в подобных невыносимых условиях.

И очень важно, что совершить эти профилактические меры должен был сам Моше. Он лично выбрал и лично натаскал своих полномочных представителей.  Только в этом случае, все, чему научат они и их преемники и преемники их преемников будет тем, что получил Моше на горе Синай из уст Всевышнего.  Что в результате и произошло и о чем наши, благословенной памяти, мудрецы говорят «Все что когда-либо откроется в Торе изучающему ее – было дано Моше на горе Синай» (см. Мегила, 19б). А что это значит? Человек-то своим умом доходит. Если он принадлежит к определенному направлению в иудаизме, так для него это главный кайф: он сам придумал! Изобрел!Никто до него не придумал. А вот он смог. Он молодец. Всевышний должен любить его больше чем тех, кто так не умеет. И т.д. И т.п. Ну, это само по себе неинтересно. А интересно то, что сам-то он конечно сам. Но вот, благодаря тому, что в свое время Моше, с благословения Небес, принял совет Итро «А ты усмотри из всего народа мужей радивых и т.д.», это все удаленное воздействие все того же Моше. Если, конечно, «открытие» верно.

На первый взгляд, все это выглядит так, как будто совет Итро и его принятие привели к «понижению градуса святости». Еще бы, мы лишились прямого доступа к Моше! Но мы же знаем, что градус понижать нельзя. А значит он и не понижается. Как так? А так: благодаря тому, что «сами, все сами» мы таки усваиваем то, что усваиваем из Торы так, что она становится частью нашего естества. В том числе и на физическом уровне. Включается в обмен веществ. Изменяет нас. А это страшно круто.

Ну и опыт жизни в отсутствие главы поколения пригодился, как выяснилось. И, естественно, непосредственно накануне прихода Машиаха.

Но вот-вот он придет. И мы наконец сможем поучить Тору из его уст Машиаха. Это как из уст Моше. Только из уст Машиаха.

 

комментарии