Сегодня: 19 октября 2017 г. | 29 Тишрея 5778 г
 

 

Еврейская община Киева

Опрос

Что для Вас синагога?:

Читать Тору

3 февраля, 2017 - 12:13

Комментарии рав Шауль-Айзека Андрущака к недельной главе БЕШАЛАХ (изучение главы с 5 февраля)

В конце недельного раздела «Бешалах» приводится рассказ о даровании мана. При этом сначала описывается  появление мана, реакция  сынов Израиля на его появление, сбор, связанные с ним события кануна субботы и самой субботы («И было, в шестой день собрали они хлеба вдвойне, (по) два омера на каждого; и пришли все князья общины, и уведомили Моше. И сказал он им: Это есть то, что говорил Господь: полный покой, святая суббота Господу завтра; что (хотите) печь, пеките; что (хотите) варить, варите; а все оставшееся положите себе на хранение до утра», Шмот, 16:22-23) и только после всего этого «И дал ему дом Израиля имя «ман»; и он как семя кориандровое (и) белый, и вкус его как лепешка в меду. И сказал Моше: Это есть то, что повелел Господь: Полный омер от него (оставьте) на хранение для ваших поколений, чтобы они видели хлеб, которым Я питал вас в пустыне, когда Я вел вас из земли Мицраима.» (Шмот, 16:31-32).

Такая композиционная странность не может не вызвать вопросы.

Во-первых. Почему описание мана («и он как семя кориандровое (и) белый, и вкус его как лепешка в меду») приводится не сразу, как только тот упоминается, а только в самом конце посвященного ему отрывка? Зачем нужно на протяжении многих стихов пользоваться термином, значение которого не разъяснено читателю? А нужда в разъяснении есть. Иначе оно не было бы дано вовсе!

Во-вторых. Как только выпадает ман, сразу «И увидели сыны Израиля, и сказали друг другу: Ман это. Ибо не знали они, что это. И сказал Моше им: Это хлеб, который дал вам Господь для еды» (Шмот, 16:15). Но судя по тому, что ниже, в заключение рассказа о том, как сынам Израиля было заповедано не собирать ман в субботу, сказано «И дал ему дом Исраэля имя «ман»» (Шмот, 16:31), сыны Израиля начали называть ман маном только после того, как обнаружили, что тот не выпадает по субботам. Спрашивается, какая связь? Почему ман был назван маном за то, что он сыпется с неба в будни, но не сыпется по субботам? Какая связь?

В-третьих, почему предписание «Полный омер от него (оставьте) на хранение для ваших поколений, чтобы они видели хлеб, которым Я питал вас в пустыне, когда Я вел вас из земли Мицраима.» (Шмот, 16:32) дается только неделю спустя после того, как ман начал выпадать и сыны Израиля начали им питаться. Разве не логичнее было бы повелеть то же самое, как только ман начал выпадать? Пока впечатления были свежи и сильны? Получается, что тут принципиально важно, чтобы, прежде, чем оставить ман в вечное напоминание, сыны Израиля должны были узнать, что он не выпадает в субботу. Зачем? Где ман (еда с небес), а где суббота (освященное время заповеданного отдохновения)?

Уже из самих вопросов начинает вырисовываться картинка ответа: каким-то образом то, что ман был назван маном и повеление «Полный омер от него (оставьте) на хранение для ваших поколений» связаны именно с тем, что ман не выпадал в субботу. Остается только понять, что это означает и как работает.

Очевидно, что если «невыпадание» мана по субботам находит свое отражение в его названии (пока не важно, как именно), то, значит, речь идет о характеристике самого мана. Ведь что есть название, если не отражение сущностных качеств называемого.

Проще говоря, это МАН не выпадал в субботу, а не В СУББОТУ ман не выпадал. Большая разница!

И понятно, что до наступления субботы это главное качество мана (невыпадение в субботу) проявиться не могло. А не зная главное качество объекта, невозможно дать ему верное название. Поэтому оно и было дано только на исходе субботы.

 А то, что сразу, как только выпал ман «И увидели сыны Израиля, и сказали друг другу: Ман это», то это, как тут же продолжает текст, как раз потому, что «Ибо не знали они, что это». Т.е., изначально (на протяжении первой недели) термин «ман» («приготовление к еде», поясняет Раши) отражал непонимание сынами Израиля, что перед ними. И только на второй неделе начал отражать понимание.      

Теперь композиция становится логичной: сначала заканчивается описание того, что ман из себя представлял (включая то, что в пятницу выпадала двойная порция, а в субботу он не выпадал вовсе) и только затем – название, описание и предписание «Полный омер от него (оставьте) на хранение для ваших поколений».

Вернемся к тезису о том, что невыпадание в субботу является проявлением качеств мана, а не субботы.

Это, со всей очевидностью, следует из комментария Раши, согласно которому первые «субботние» предписания были получены сынами Израиля только после того, как начал выпадать ман. Комментируя слова стиха «И было, в шестой день собрали они хлеба вдвойне, (по) два омера на каждого; и пришли все князья общины, и уведомили Моше», Раши пишет: «Спросили у него, чем этот день (отличается) от (других) дней (почему в этот день ман выпал не так, как обычно). Из этого видим, что Моше еще не изложил им раздела относительно субботы, который ему было велено передать им — «И будет, в шестой день, и приготовят и т. д.»  — пока они не спросили: «Что это (означает)?» Сказал им: «Это (есть то), что говорил Господь» , то, что мне было велено сказать вам».

На первый взгляд, это звучит очень странно. Ведь выше (Шмот, 15:25) говорится «Там дал Он ему (народу) закон и установление». «Там» - это на стоянке в Мара, ДО того, как начал выпадать ман. И Раши комментирует там: «В Мара Он дал им несколько разделов Торы, чтобы они занимались ими, (это разделы относительно) субботы и красной телицы и законы (определяющие взаимоотношения между людьми)».

Т.о., по мнению Раши, ещё в Мара сыны Израиля узнали о законах субботы. Так почему же в субботу, после того, как начал выпадать ман, «Спросили у него, чем этот день (отличается) от (других) дней» и Моше вынужден объяснять им, что «И будет, в шестой день, и приготовят и т. д.»??? Разве обо всем этом не было говорено в Мара? Откуда взялся сюрприз?

Ответ на этот вопрос дает сам Раши. Комментируя дарование «нескольких разделов Торы» в Мара (включая законы субботы), он подчеркивает  «В Мара Он дал им несколько разделов Торы, чтобы они ЗАНИМАЛИСЬ ими».  Т.е. в Мара сынам Израиля было сообщено о законах субботы (чтобы они изучали их), но не было заповедано соблюдение, на практике,  ничего из субботних предписаний и ограничений.

В свете этого объяснения становится понятной ещё одна кажущаяся странность: как могло произойти, что после того, как Моше объяснил сынам Израиля, что «Шесть дней собирайте его, а в седьмой день — суббота, не будет в этот (день ничего)» (Шмот, 16:26), всё таки «И было, в седьмой день вышли из народа собирать и не нашли» (там, 27). Что происходит? Дело даже не в том, что сыны Израиля не слушаются Моше:  это не новость. Но они не могли идти собирать такую сыпучую субстанцию как ман, не прихватив сосуды для сбора. А значит, казалось бы, не могли не нарушить запрет «вносить и выносить что-либо из владения во владение» (из стана сынов Израиля в поле).

А теперь обратим внимание на слова Всевышнего СРАЗУ ПОСЛЕ ЭТОГО : «И сказал Г-сподь Моше: До каких пор будете отказываться соблюдать Мои заповеди и Мои наставления. Смотрите, вот Г-сподь дал вам субботу, поэтому Он дает вам в шестой день хлеба на два дня. Оставайтесь каждый там, где (сидит), пусть никто не сойдет со своего места в седьмой день. И прекратил народ труды в седьмой день.»  (Шмот, 16: 28-30).

Из этой последовательности событий следует, что, согласно очевидному смыслу слов Писания, субботние запреты вступили в силу только ПОСЛЕ того, как сыны Израиля отправились в поле искать ман в субботу. А ДО ТОГО Моше только предупреждал, что мана не будет. По факту. Можно не искать. Но недоверчивые евреи все- таки проверили.  Формально, ничего не нарушили. Только повели себя смешно, жалко и недостойно (и это имеется в виду, когда говорится «До каких пор будете отказываться соблюдать Мои заповеди и Мои наставления»). Как известно, в иудаизме имеется такая опция: все сделать в точном соответствии с буквой закона, ничего не нарушить и при этом поступить как последняя сволочь. Есть даже те, кто превращает эту опцию в целую «идеологию».

Возвращаясь к нашему разговору. Получается, что законы субботы сыны Израиля получили в несколько приемов. В Мара – узнали о них и начали их изучать, на горе Синай  было заповедано соблюдать их во всей их полноте. Кроме того, были и промежуточные этапы: в канун первой субботы, после того, как начал выпадать ман, были даны ограничения, касающиеся обработки мана (Моше говорит: «полный покой, святая суббота Господу завтра; что (хотите) печь, пеките; что (хотите) варить, варите; а все оставшееся положите себе на хранение до утра»), а после субботы и имевших место на её протяжении событий дается повеление «Оставайтесь каждый там, где (сидит), пусть никто не сойдет со своего места в седьмой день».

 Таким образом, получается, по крайней мере по мнению Раши, что на момент первой субботы, после того, как начал выпадать ман, запрета (собирать ман)еще не было. Но ман все равно не шел. Т.е. , еще раз, это «свойство» самого мана, а не субботы.

Мало того, судя по последовательности событий, именно то, что ман не выпадал, стало причиной (или поводом) дарования повеления «Оставайтесь каждый там, где (сидит), пусть никто не сойдет со своего места в седьмой день».

На первый взгляд, объяснение всему этому в словах Писания (Шмот, 16:4) «И сказал Господь Моше: Вот Я дождем ниспошлю вам хлеб с небес; и выйдет народ, и соберут они сколько нужно на день в этот день, чтобы Я испытал его, будет ли он поступать по Моему наставлению или нет». И Раши (там) поясняет « Будут ли они соблюдать заповеди, связанные с этим, чтобы не оставлять от него (от мана) и не выходить в субботу собирать».

Вот так все просто: это было испытанием. Которое сыны Израиля не выдержали. И за которым последовал запрет.

Но на главный вопрос это никак не отвечает. Наоборот, только усиливает его. И вопрос этот: в чем связь между маном и субботой? Почему Всевышний испытывает сынов Израиля отношением к ману в субботу?

В комментарии на стих «А утром узрите славу Господню, ибо Он слышит ваш ропот на Господа. Мы же, что (есть мы), что вы возбуждаете ропот на нас» (Шмот, 16:7) Раши пишет «Что же до хлеба, о котором вы просили, (действительно) в нем нуждаясь, то, когда он падет (с неба) утром, вы узрите славу Его просветленного лица. Ибо (хлеб) Он ниспошлет вам с любовью утром, когда есть время для его приготовления — сверху роса и снизу роса, (так что ман) как бы лежит в коробе» .

Т.е. мало того, что хлеб (ман) сыпался с неба, он еще сыпался так аккуратно, чтобы сынам Израиля не пришлось не только пахать и сеять, но даже лишний раз наклониться или, упаси Б-г, присесть. Как формулирует это Раши (и мидраш, который он цитирует) «Он ниспошлет вам с любовью».  Давать можно не только из любви, но и из чувства долга или жалости или, даже, мести (чтобы унизить). И выражается движущий мотив в форме, которую принимает «одаривание». Любовь Всевышнего к сынам Израиля проявилась в том, что он не просто дал сынам Израиля ман, не швырнул им его,  а преподнес на тарелочке с голубой каемочкой, избавив, практически, от всех хлопот. Так что ман был не просто пищей, а пищей покоя и отдохновения. И вот тут сразу возникает перекличка с субботой – днем покоя и отдохновения.

И поскольку «беззаботность» мана, то, что он достается без каких-либо усилий,  – его ключевое качество, указывающее на то, что он – проявление любви Всевышнего, полноты раскрытия этого аспекта он достигает только в субботу, когда даже выходить за ним в поле не нужно (бесполезно), варить не нужно (запрещено) и т.д. – все уже готово с пятницы – только наслаждайся им. Как пишет Раши (Шмот, 16:29) «Глазами вашими (смотрите и убедитесь), что Сам Господь во славе Своей предостерегает (и наставляет) вас относительно (соблюдения) субботы, ведь вот чудо совершается в канун каждой субботы, чтобы дать вам хлеба на два дня».

В свете вышесказанного становится понятно, почему после того, как сыны Израиля узнали, что ман не выпадает в субботу (чтобы можно было насладиться им вообще без какого бы то ни было усилия, даже самого незначительного), они назвали его «маном» («приготовлением к пище»). Т.е., казалось бы, так же, как назвали, когда только увидели первый раз. Разница в том, что в начале название отражала неосведомленность сынов Израиля относительно качеств мана. Все, что было известно, что это что-то съедобное («приготовление к еде»). А после недели употребления (включая пятницу и субботу, когда проявились особые качества мана – невыпадение в субботу и выпадение в двойном объеме в пятницу) , когда они узнали, что ман принимает вкус, текстуру, полезные качества и пр. и пр. любой пищи, т.е. является «ультимативной» едой, они, уже со знанием дела, назвали его «ман» («(универсальная) пища»). И понятно, что вся полнота достоинств мана как пищи (источника наслаждения) до субботы была непонятна. А после субботы, соответственно, стала понятна.

К слову, потому же и вкус мана («как лепешка в меду»)  упоминается только в конце рассказа о нем – когда разговор доходит до описания всех его достоинств, нашедших выражение в названии.

И, наконец, предписание «Возьми один сосуд и положи в него полный омер мана, и помести его пред Г-сподом для хранения для всех ваших поколений». Понятно, что оно было дано только неделю спустя, после того, как ман начал выпадать потому, что главное, что должны были запомнить и выучить сыны Израиля из истории с маном («для всех ваших поколений»), что исполнение воли Всевышнего («До каких пор будете отказываться соблюдать Мои заповеди и Мои наставления») может гарантировать еврейскому народу не просто какое-то там «пропитание», а безграничное («любой вкус») наслаждение, покой и успокоение.

Как и будет, даст Б-г,в скорости, в наши дни, с приходом праведного Машиаха.

комментарии